IncubusWithLove » «Писание ереси» | IncubusWithLove

IncubusWithLove

Автор современных стихотворений и историй

«Писание ереси»

Пост опубликован: 12 августа, 2018. Автор: IncubusWithLove
Рубрики: Мини истории
Метка: , , ,


Разверзлись небеса слезами. Ведь сказано: содрогнётся земля от поступи его, едва ноздрей коснется запах опаленных крыльев. Но то было древнейшее писание, что потеряло силу по прошествии многих лет… Писание ереси. Стезя 1


Это была обычная ночь. Похожая на все прочие дождливые ночи с барабанным стуком по карнизу. Я открыл окно и жадно втянул ноздрями ночную прохладу лета. В нос ударил сильный запах гари. Наверное, нищие опять жгут что-то в своих почерневших от сажи бочках. Впрочем, так ли это важно? Я устал, чертовски устал и больше не хотел видеть проклятое всеми богами человечество. Нет, я не был верующим человеком, но что-то с людьми было явно не так. Я бы с удовольствием избавился от них всех, чтобы очистить землю и возможно дать второй шанс. Но что может один лишь человек? Посмотрел на то, как ветер истязал шторку за моей спиной. Я стою на краю балконного выступа и понимаю, что следующий шаг должен положить конец всему. Перед самым прыжком я почувствовал неуверенность, потому закрыл глаза и шагнул вперед.

На этом должна была бы и закончиться моя история. Но все что произошло дальше, можно назвать судьбой или же четким и выверенным планом. Я на долю секунды начал ощущать обдающий мое лицо ветер, как вдруг что-то ударило меня и я влетел назад в комнату, пролетев входную дверь балкона. Все вокруг, даже малейший источник света померк. Сначала не было ничего только лишь чернота, да отвратительный запах гари. В этой бескрайней и густой черноте я увидел глаза. Огненные и очень жуткие глаза, которые дали мне все ответы. Я не слышал голоса. Не уверен совершенно, что это вообще было похоже на привычное общение. Однако мне были даны ответы на все мои вопросы и даже больше. Нужно ли было мое согласие этому созданию или нет, мне не было дано знать. Впрочем, я вообще собирался расстаться со своей жизнью, так что мне в общем-то уже было все это не важно. Так мы слились в единое целое. Больше не было отдельно меня или отдельно его, мы стали единым созданием. Так мы родились для этого мира и так, суждено было нам начать свой путь.


Лишь он один своею чистотой и безграничной теплотой души, способен изменить все древние писания. Ведь несмотря на теплоту, что не имеет равных в этом мире вовсе. Его оружие слова и длань дарующая очищение. Но хватит ли тех сил, чтоб справиться с душой, что стала олицетворением мрака? Писание ереси. Стезя 2


Я в мир явился этот, чтоб зла проростки уничтожить. Но шутка ли? Зло форму обрело, едва земли коснулось. А я лишь силой духа ведом, в пути прошитом нитью мрака. Испещрена и близится к разрухе, планета созданная светлой мыслью. Прогнили души, почернели, несут сейчас одно лишь горе и печаль. И в эту ночь, я как и прежде – один сражаться буду со всей тьмой. Что долго так копилась и взрастала, что уничтожила практически любовь. В любви всегда так много света, что извратив всего ее лишь суть – погрязнет в лжи, интригах и страданиях планета, а моя цель ее вернуть. С чего начать мне поиски? С еретика что в этом мире приютил, создание из похоти и гнева, что разум его тот час поглотил. Войдя в круги планетного движения, я видел все: начло и конец. Но только лишь окутан стал я мглою, как оказался в черноте будто слепец.

Но я отправлюсь к извергу на встречу. И преимущество его, не вызовет во мне смятения и страха. Ведь воин света я, во мне нет места даже тени. Я праведен и все мои суждения, имеют правильный подтекст. А твари, что обосновались в этом мире – склонятся пред моею волей и исчезнут в миг. А те, что мне осмелятся перечить… Тем, укрощу я пыл в груди, что затуманил им рассудок, поскольку обещает злато впереди. Но хватит слов, я предоставил свой обет и клятву, за тем я начинаю свой поход. Я брел в потемках улиц, без прохожих. Когда из-за угла мне вышли трое. В рванине и пропахшие избытком алкоголя, мне начали ножом они грозить. Нет смысла очищать их разум, я вижу души всех людей. У тех они были чернее ночи, а значит вынужден я приступить. Они сгорели в серый пепел, который обретет их мир в свои владенья. А я лишь убедился вновь, что в мире этом с хрипом загибается любовь.


Я изменю сей мир и одарю я каждую душу своей меткой. Мир так жесток, но должен быть для них еще суровей. И потому явился в этот мир, израненный и окрещенный гневом – владыка тьмы, что соткан был из боли. Писание ереси. Стезя 3


— Видишь? Я ведь говорил, что мы возвысимся над этим миром. Мы едины с тобой всего лишь два дня. А я уже объединил все разрозненные бандитские шайки. Мы с тобой стали баронами подпольного мира. А что будет дальше если дать нам больше времени? Я говорю тебе, мы прижмем своей пятой весь этот жалкий мир.

— Но что же дальше? Ведь я дал тебе свое согласие. Я надеялся, что мы излечим этот мир очистив его.

— Всему свое время. Я был изранен и сильно пострадал, чтобы попасть в ваш мир. Но даже со своими весьма ограниченными сейчас силами я способен на многое. Дай мне время залечить свои раны и мы устроим войну. Войну что очистит весь мир от жалких и недостойных.

— Хорошо, но после переделаем мы все, как посчитаем нужным.

— Естественно мой брат по разуму и крови. Изменим все мы так как захотим. Захочешь — будут все по образу и подобию. А если нет – мы создадим людей иных. Да что там людей, все живое и неживой на этой планете переделаем так, как захотим.

— И будем править, они все будут подчиняться нам как богам!

— Богу, все же мы единое целое.

— Не важно. Важно лишь то, что люди ответят за все, что натворили. Мы родились не просто так. Я прожил жизнь людскую, чтобы пропитаться ненавистью ко всему человеческому. Ты же явился, чтобы завершить мое становление и наделить великой силой.

— И эта сила возрастет. Чем больше мы получим власти и контроля, тем сильнее станем. А если собирать души, то мы установим свою власть в считаные месяцы.

— Но, чтобы собирать души надо исполнять желания?

— Нет, никаких исполнений желаний. Мы просто будем пожирать их души. Ведь они слабы, а их ненависть и боль лишь усилит нас. Этот мир кажется буквально был создан для нас. Он созревал и поспел, как раз к трапезе.

— Отличная новость. Тогда отправимся покорять и наказывать беспомощных людишек? Чего нам просто просиживать это время в пустую?

— В который раз удивляюсь, как же удачно все для нас сложилось. Я пал практически в твой дом волей случая. Однако твоя жажда власти и ненасытность… Шанс что мы бы нашли друг друга, к тому же в первое мгновение. Но ты прав, пора отправляться на жатву.

Ночь была темна и абсолютно непроглядна. Луна в эту ночь была практически полной, однако густые мрачные тучи не позволяли луне отдать хотя бы малую часть света. Лишь изредка мелькавшая молния высвечивала все на короткий миг. Но этого было достаточно лишь для того, чтобы воображение начинало рисовать жутких монстров в каждом закоулке. Впрочем, монстров там и в самом деле было предостаточно. Скорость, с которой мы передвигались в этом мраке была почти неуловима для человеческого взгляда. Лишь во время удара разящих наповал когтей наша дичь видела наше обличие. Я не отдавал отчет своему нынешнему внешнему виду. Это для нас теперь не имело никакого значения. Лишь насыщение и рост сил, от поглощения виновных душ.

Одна лишь ночь жатвы, дала возможность подчинять разум слабых. Так что у нас теперь в подчинении были не только бандиты, теперь в нашей власти были и служители закона. Я предложил зародить в них мысль: Если сильно провинившиеся преступники исчезнут, то лишь облегчат жизнь остальному честному народу. Когда многие подчинившиеся нашей воли, одобрили высказанное предложение на тайном собрании. Остальные, как и ожидалось, поддержали мнение большинства. Так что для нас станут оставлять особенно опасных преступников. А если преступники кончатся, то их место займут служители закона. Ведь так или иначе, но их согласие уже осквернило их души. А чем чернее и развращённее душа – тем больше сил мы получим. Если все сложится, как мы задумали – мы станем богом в этом мире. А когда это произойдет мы ознаменуем свое пришествие великой зачисткой. На земле слишком много людей. Таких грязных, беспомощных и не имеющих никакой ценности. Самый обыкновенный мусор, который никто не хотел трогать – ибо он плохо пахнет. Но мы очистим этот мир от скверны, которая известна под названьем человек разумный…

— Увы я думаю совсем иначе… брат…


Сраженье не имеющее никаких сравнений. Бой света с тенью или все наоборот. Победа одного – смирение, победа для другого – хаоса раздор. Но кто из всех людей имеет шансы? На тот исход, где жив останется хотя бы пара человек… Писание ереси. Стезя 4


— Не знал, что тебе хватит глупости прийти сюда. Ведь ты же знал, не мог не знать. Что обретая единение с душой, что предоставила приют — я обретаю силу. К тому же пожирая чуждые нам души, мы закрепили в нас невероятнейшую мощь. Теперь даже ты старший брат, мне не помеха.

— Возможно, но не могу иначе я.

— Зачем, ну зачем ты геройствуешь. Все эти разглагольствования о черном и белом лживы. Ведь ты и сам это понимаешь, хотя и не поддержал меня.

— Не принял ни одну из ваших я сторон.

— И это стоило мне практически вечных мучений. Я лишился всего, что было мне дорого. Всего лишь один твой ответ смог бы все изменить. Не возникло бы распри, мои крылья были бы целы…

— Жизни не лишился наш отец.

— Старик обезумел. Так что это всегда было лишь вопросом времени. К тому же для нас время протекает совсем по-иному. Отец в одном пожалуй был лишь прав. Люди и их души – ключ ко всему. Только они не должны иметь столько воли, они уничтожают все вокруг…

— Когда тебе не подконтрольны.

— А если и так? Сколько еще нужно войн и разрушений, чтобы они поняли?

— Что раем был всегда их дом? Что не было грехопадения?

— Вот именно. Вся боль досталась мне. А они все это время лишь жирели и обрастали слоем грязи. А он души не чаял в их творении, он был уж слишком нежен с их существованием.

— Ты геноцид устроишь, лишь с целью доказать, что ничего о них не знаешь?

— О, я очень хорошо знаком с людьми. Я знаю все их гнусные пороки! И ходит слух, что их пороки, как будто отрава, которую подсыпал я им в райские сады…

— Но все пороки, что они имеют, они приобретали сквозь века. Все их пороки, только их заслуга. Но что же хочешь ты от них? Они слабы и слабовольны, но их таланты не подвластны ни тебе, ни мне.

— Таланты? Творчество как слышится тут речь отца. Да посмотри во что превратился наш дом? Загазованное, грязное и серое нечто. Недожизнь, но и все никак не подохнет. Они уничтожили все великолепие, которое им было дано. Они как животные гадят, где придется если их не приучить к лотку. Все их гениальные открытия используются лишь во вред им самим, но в будущем. Будущем, что кажется им так далеко и невозможно…

— И продолжают они в этом свой разбег.

— Брат мой. Ты же понимаешь мои мысли. Знаешь, что хочу в итоге принести я в этот мир. Быть может уничтожу множество людей и их потомков. Но все же только это может все пороки их искоренить. Бывали лидеры у них, которые хотели изменить хоть что-то к лучшему. И методы бывали у них разные. Но ни один достигнуть длительных успехов так и не смог? А почему? Идея может быть живет довольно долго, но во многих случаях идея это и есть человек. А со смертью человека, все его начинания рано или поздно, но обращаются в пепел и тлен. А теперь представь, если я буду возвышаться над ними? Я буду следить за ними, буду карать тех кто ослушивается и в конечном счете, они привыкнут. Сменятся поколения, будет много крови и боли – я готов пойти на эту жертву, чтобы очистить наши райские сады от скверны. Это как подрезать лист, что покрылся гнилью, не срезав его может погибнуть все древо.

— О древе жизни молвишь ты, но так и не признал отца суждения. Ведь в мире этом много красоты, отчасти потому, что нет ограничений. Жесток, коварен, глуп человек – но лишь познав самостоятельно свои пороки…

— Да не произойдет этого никогда? А когда все будет сожжено все вокруг? Какой смысл от их прозрения? Ой какие мы глупцы, что же мы наделали – не вернет им полный жизни мир.

— Но не тебе решать, чему свершиться суждено.

— Теперь мне. И я прошу тебя не вмешиваться или помочь мне в моем начинании.

— О, брат мой. Не могу оставить я как есть все. И вынужден с тобой не согласиться. Выходит нет иного варианта, чтоб избежать кровопролитного сражения.

— Выходит так. Хоть это в самом деле для меня печально.

Эпилог.

А дальше началось сражение. Без лишних разговоров и попыток убеждения. Суровая, жесткая борьба. Где победитель уничтожит брата, а потеряв его — он потеряет часть себя. Удар сменяется ударом. Пожравший души удивлен. Ведь силы, что приобрел он поглощая души смертных – казалось сведены на нет. Но зло всегда коварно и владеет силой, клинок сразивший их отца – оставил рану на плече другого брата. Вот запах первой крови, казался половиною победы. Но как медаль, обратную имеет сторону, так обоюдно заостренное оружие – несет угрозу в обе стороны. Длань чистого и непорочного создания, удачным образом клинок сей провернув – оставила на теле грязного и черного, болезненный кровавый след. Для всех людей, невидимо сие сражение. Никто не знает, что прям в этот миг — идет ужасное сражение, которое вот-вот пронзит предсмертный крик. Ведь в битвах их, всегда была случайность. Не важно, кто из них сейчас сильнее, лишь воля случая могла решить исход сражения. И в этот раз, в момент триумфа. Когда зло совершало свой замах, случайный полный силы выпад пробил насквозь всю черноту внутри. А человечество останется как прежде. Лишь только на себя теперь им стоит уповать. Ведь хоть и порожденьем света был сразивший брата, жить в одиночестве не захотел. Он взял клинок и без сомнений, пронзил им свое сердце. Мир опустел, хоть человечество так ничего и не узнало. К чему придет оно в конце вопрос? Разрушат ли свой мир или успеют в свое время, вернуть свой рай в котором жили они с самых первых дней.

Читайте также:

Читайте также: