Приносящий погибель | IncubusWithLove

Приносящий погибель

Скальд что сагу вам расскажет

Я Ходриг, что родился под всполохи искр от молота Тора на ночном небе. Но не смотря на столь явное покровительство, я всегда знал, что я сын Одина. Ведь когда я еще даже не умел ходить, то всегда тянулся к копью, что было на одной высечено на одной из рун. И все же меня не стали обучать воинскому искусству. Мои родители были простыми землепашцами и никогда не держали оружия в руках. И наверняка по их планам, меня ждала точно такая же судьба.

Но Один решил совершенно иначе. Когда мне было не многим больше 16 лет, то случилось нечто ужасное. Кто-то обокрал одного из почтенных жителей. За вором гнались, но в темноте было не разобрать, как он выглядел. Когда он столкнулся со мной из-за поворота и выронил краденое, гнавшиеся за ним не стали разбираться. Нас обоих привели к Ярлу в большой дом, чтобы он решил что с нами будет. Разумеется я вопил во весь голос, что я лишь шел мимо… Но то же самое делал и вор. Ярл не захотел гадать, кто из нас прав кто виноват, а просто сказал решить все с помощью божьего суда.

Нас вывели во двор и предложили выбрать оружие. Мой противник был сильный и высокий, похоже воин в прошлом. Он уверенно схватил щит и топор ожидая моей готовности. Я двигался не очень уверенно. На кону была моя жизнь и поскольку меня торопили, я не глядя взял первое, что попалось под руку. Едва я взял древко копья, то ощутил сокрытую в нем мощь. В этот момент я ощутил, словно бы все время что я жил до этого момента было напрасным. Поэтому уверенно перехватившись я решил, что я не проиграю в этом сражении. Великий Один рассудит. И вот начался бой…

Я двигался быстро так как из-за щита мой противник был не очень поворотливым. Я решил не рисковать и наносить удары издалека, ведь мой соперник был куда опытнее меня. Он шел выставив свой щит вперед, в надежде отрезать мне путь к отступлению. Мне повезло, что я понял это до того, как он зажмет меня между стеной щитов воинов Ярла. Я не понимал, как подступиться к моему противнику. Каждый удар он отражал своим щитом и потому я решил сменить немного тактику. Я сделал вид что пытаюсь уколоть его в грудь, а затем перехватив копье с разворота нанести рубящий удар по ноге. И это сработало, удар пришелся по колену древком и мой противник упал вопя от боли. Это был момент чтобы нанести решающий удар, пока он не мог прикрыться щитом. Это был первый поверженный враг, но в моей жизни он был одним из самых значимых.

Ярл согласился, что я не был виновен в краже. И несмотря на то, что я был еще крайне молод — предложил присоединиться к его отряду. Так как увидел во мне огромный потенциал. Так я начал свой путь, путь воина. С каждым днем я становился все опытнее и сильнее, но вместе с этим я чувствовал — моя судьба не в этом. Я не мог внятно объяснить, в чем был замысел Одина на мой счет, однако чувствовал, что он есть. Мы захватывали один дом Ярла, за другим. Мое копье разило без жалости и насыщалось кровью моих врагов. И с каждой отнятой жизнью я становился все более знаменитым. Но больше всего славы мне принесло сражение с Конунгом. Он был последним противником моего Ярла. Но меня в тот момент начали одолевать вопросы, зачем я сражаюсь? Точнее даже за что именно? Но вот началась одна из важнейших битв для всего северного народа…

Меня буквально тянуло в битву, словно меня кусали призрачные волки за пятки. Возможно сначала мне казалось, что если я проявлю себя в сражениях за своего Ярла, то смогу сам стать Ярлом по завершении этой компании. Парирую удар топора, позволяю ему соскользнуть в бок и наношу удар древком в затылок, тут же приседая и с размаха насаживаю другого противника. Его кольчуга пронизывается словно масло. Но хочу ли я быть Ярлом? Так ли это важно для меня? Краем глаза вижу нового врага, так что вынимаю копье из груди уже мертвого воина и невероятно быстрым взмахом копья по дуге наношу оглушающий удар точно в голову. Опешивший воин стоял в трех или четырех шагах от меня, так что я решил выполнить свой излюбленный прием, когда копье отскочило от удара об его шлем я использовал это ускорение чтобы крутануться и нанести мощный удар по дуге в колено. Его нога вне всяких сомнений была сломана. Спокойствие и сосредоточенность. В момент этого поединка, меня ничего не сковывает лишь новая цель, которую разит мое копье. В этот момент один из противников решил отступить, он бежал назад к воротам их укрепления. Я метнул в него копье и оно воткнулось ему точно между лопаток. Он еще не успел упасть на землю, как я уже подбегал к нему набегу вынимая копье из спины и нанося быстрые уколы в шеи двух противников что бежали впереди. Ворота начали закрываться, но я успел проскочить внутрь.

Я настиг последнего убегавшего противника, но слишком поздно понял, что оказался загнан в ловушку. Тридцать воинов во главе с Конунгом, по всей видимости хотели сбежать с поля боя. Один против тридцати человек — практически верная смерть. Но они еще не успели понять, что падающий воин позади меня уже мертв. Я успел ранить целых трех противников, прежде чем они обнажили мечи. Оббегая с боку, я успел полоснуть наконечником копья по горлу еще одного из воинов. Пытаясь разбить их строй своим ложным отступлением. Двое не опытных бойцов ринулись вслед за мной и отошли на достаточное расстояние, чтобы я мог задержаться на несколько секунд орудуя своим копьем. Я едва успел разобраться с этими двумя прежде чем едва успел отскочить от выпада. Я один или я — Один? Во владении копьем мне нет равных. Еще одно ложное отступление затем колющий удар в бок. Отступая сделал подсечку древком копья, так что новы противник упал на лопатки мне оставалось лишь воткнуть в противника острие.

Я продолжал сражаться убивая одного воина Конунга за другим. Они не могли отступить, но и не могли свободно сражаться. Но мысль, что так долго не давала мне покоя и словно бы крутилась но кончике языка — терзала мой разум. Зачем я продолжаю это сражение? Я теперь точно знаю, что мне не хочется быть новым Ярлом. Как и нет дела мне до того, кто станет новым Конунгом. Я копье в руке Одина, что приносит погибель. Один или сотни воинов будут стоять передо мной не имеет значения. Важно лишь то, что я отнимаю жизни и эта последняя жизнь наконец принесет мне свободу.

Конунг был главной наградой за все годы, что я провел на поводке у моего Ярла. Отныне я больше не подниму свое копью ради кого-то, я буду нести погибель всем лишь во имя Одина. Последний из воинов Конунга пал, так что мне оставалось лишь сразить его прежде чем начнется мой новый путь воина. Но в тот самый миг как я замахнулся своим копьем, как сзади раздался возглас моего Ярла.

— Стой Ходриг, право убить Конунга принадлежит…

Я уже не слышал слова Ярла. Мое копье пронзило глаз израненного Конунга, который не смог бы оказать достойного сопротивления. Но он был ключом к моей свободе.

— Проклятье! Ходриг ты ослушался моего приказа и за это ты будешь лишен браслета и отправишься…

С меня спали невидимые оковы, что стесняли все это время мои движения. Но я уже не бежал, а буквально рассекал воздух, чтобы принести погибель моему новому противнику. Ярл всегда жаждал лишь власти и золота. Впрочем, не он один позабыл истинную ценность для каждого викинга. Мое копье начало собирать свою жатву. Я несся вперед, отступал и нападал вновь. Я больше не слуга, я лишь копье что приносит погибель.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *