3 не полных дня искренности. | IncubusWithLove

3 не полных дня искренности.

Я резко очнулся. Яркие лучи солнца жгли мои глаза, так что я быстро нахватался зайчиков и закрыл их. Я осознал, что лежу на песке. Перевернулся и лег на живот. Сил было очень мало, так что я попытался приподняться на руках. Руки трясло от слабости, но я все же смог приподняться. Открыл глаза вновь. И увидел просторный песчаный пляж. Я не помнил кто я такой и как сюда попал. Осмотрелся по сторонам и увидел человека совсем рядом. Я плелся по пляжу с трудом перебирая ноги и периодами проваливаясь в песке. Когда я подошел, то быстро понял, что передо мной лежит девушка. Золотистые волосы были мокрыми и в песке. Знакомы мы были или нет, я не был уверен. Однако смотреть на нее мне было приятно вне всяких сомнений. Она очнулась и начала поворачиваться. Я как-то автоматически закрыл собой яркое солнце, чтобы ее глаза не пострадали как мои. Она взглянула на меня и кажется немного растерялась. Я решил, что лучше будет заговорить первым.

— Привет. Ты как себя чувствуешь?

— Если честно очень странно. Ты знаешь меня? Или где мы находимся?

— Если честно, я не помню ни как очутился тут, ни кто я такой. Надеялся, может мы знакомы? Или хотя бы ты в курсе, что тут произошло.

— А вот это уже реально пугает. Я тоже ничего не помню. Так что извини, я не то что тебя, я себя по всей видимости не знаю.

— Ну давай хотя бы раздобудем еды и воды? А там будем уже пытаться выяснить, что происходит.

— Да и с ночлегом надо определиться. Не уверена, что тут безопасно. Вдруг дикие звери или еще что?

— Я согласен. Давай только договоримся сразу не разделяться? Лучше будем держаться вместе, ты не против?

— Я тебе почему-то доверяю. Возможно мы и в самом деле знакомы. Но если во всем виноват ты…

— Согласен, я сам дам тебе меня избить.

Так мы и отправились в первое исследование места, в котором столь загадочным образом очутились. По всей видимости если это и был остров, то он был огромным. Обитаем он был или нет, мы пока не имели представления. Сейчас наиболее важно отыскать чистую питьевую воду. Мы углубились в джунгли и стали прислушиваться ко всему, что может отдаленно напоминать звуки плещущейся воды. Тут была бурная растительность, но совсем не было слышно птиц или каких-то животных. Мы бродили около трех часов, пока не наткнулись на какое-то жилище. Трудно было сказать, заброшенное оно или в нем кто-то живет. Снаружи это было похоже на нечто среднее между срубом и хибарой отшельника. Хотя конструкция все же казалась прочной и даже внушала доверие.

— Ну что зайдем?

— Сомнительное местечко, я бы даже сказала немного пугающее.

— Однако там могут быть другие люди, вода или еда. Давай я зайду первым и осмотрю дом, если будет все безопасно я позову тебя?

— А как же держаться вместе?

— Я не могу позволить себе, чтобы ты пострадала. Если вдруг что со мной случиться убегай, как можно дальше из этих мест.

— Ну уж нет, договорились вместе – значит идем вместе.

— А ты упрямая. Ладно, идем.

Мы зашли внутрь дома. Все было покрыто плотным слоем пыли и казалось заброшенным. Тут была грубо сколоченная кровать, стол и стул. Стоял какой-то сундук с тряпками, в котором хорошенько порывшись я нашел хороший и удобный нож. Я не уверен, что разбирался в оружии. Но я осмотрел его. Рукоятка была изготовлена из обычного дерева и обмотана полосками кожи. В руке он лежал удобно и казалось просто не мог выскользнуть. Никаких украшений, никакой резьбы и узоров. Лезвие было острым, а сам клинок немного невзрачным. И все же это было грозным оружием или отличным инструментом. Кажется, этот клинок обладает невероятной мощью. При своей простоте и скромности в руках умелого мастера – превращается в идеальный инструмент.

— Смотри что я нашел.

— Оружие нам не повредит. Да и вообще, если мы тут останемся на длительный период времени. Вне всяких сомнений, нам потребуется любой инструмент.

— Забавно, я почему-то тоже рассматриваю этот нож как оружие и инструмент одновременно.

— Судя по толстенному слою пыли, тут давно никто не живет. Так что я думаю можем его обжить. Сейчас конечно светит солнце, но кто знает? Будет ли и дальше погода к нам столь благосклонна.

— Согласен. Знаешь что я думаю? Если тут кто-то построил себе жилище, то скорее всего поблизости должна быть и вода. Никто бы не стал строить жилье, если бы поблизости не было бы питьевой воды.

— Дельно. Продолжим поиски воды?

— Да, идем. Мы сюда еще несомненно вернемся.

Как я и предполагал. Совсем скоро и поблизости с домом, мы нашли источник родниковой воды. Посуды у нас все равно никакой не было, чтобы набрать воды с собой. Однако это уже хоть, что-то. По крайней мере не будем умирать от жажды. Как это не удивительно, следующим этапом наших поисков оказалась еда. Тут все оказалось немного проще, совсем рядом с нашим новым домом росли бананы. На первое время конечно хватит, но долго на одних лишь бананах мы не протянем. Можно попробовать ловить рыбу или крабов, но их необходимо на чем-то готовить. Хотя, огонь нам потребуется в любом случае.

— И так, сегодняшний день оказался очень дружелюбен к нам. У нас есть нож, есть вода, какая-никакая еда. Но нужно найти способ добыть огонь. Без огня, бананы и кокосы рано или поздно кончатся. Останется только промышлять ловлей рыбы, но без огня ее нельзя будет есть. У тебя есть идеи как раздобыть огня?

— Я думаю трением мы его не добудем. Разумеется, если не будет альтернатив я конечно буду тереть палкой о палку хоть все оставшееся время. Но раз мы пока не будем мучиться от голода, то предлагаю тщательнее обыскать дом.

— Мы же уже все осмотрели в первый раз?

— Ну может на чем-то не зацепился глаз. Кроме того, мы не искали тайники. Если в твой дом может войти кто угодно, не плохо было бы припрятать самое ценное.

— Или так, или это остров, на котором нет вообще никаких других людей.

— Возможно, но дом ведь тут построен. Значит скорее всего тут кто-то есть или был. И будь я на его месте, я бы припрятала самое ценное. А что может быть самым ценным, когда ты на необитаемом острове?

— Огонь, разумеется. Однако не спеши с выводами, вполне может оказаться что это не остров или по крайней мере, он обитаем. Но ты права безусловно. Осмотрим дом еще раз, кроме того не плохо бы его привести в порядок. Скоро начнет темнеть, а я не хочу спать под открытым небом.

Мы вновь вернулись к… Видимо уже к нашему дому. Мне нравилось относительное спокойствие, с которым протекают все события. Мы не помним и не знаем ничего друг о друге. Вокруг неизвестные земли и не известно есть ли кто-то помимо нас. Не известно нужно ли нам пытаться спастись отсюда? Быть может мы сами выбрали такую жизнь? Если задумываться о таких вопросах, можно не сдвинуться с места. А я почему-то отчетливо понимал, движение — это жизнь.

— Слушай я тут подумал, не плохо было бы набрать воды про запас. Сделаем фляжки из кокосов. Как тебе идея? Да пойдем.

Мы двинулись в обратный путь к источнику воды. Когда мы уже почти подошли к нему, буквально в миг все резко изменилось. Тучи появились словно из неоткуда. Это были странные тучи: темно-бордовые и какие-то отвратительные. Они вызывали неприязнь и какое-то шевеление внутри. А затем началась череда молний, кроваво-красного цвета. Я едва успел оттолкнуть мою спутницу от особо прыткой молнии, которая ударила в то место где еще секунду назад она стояла. Я подбежал и практически подхватил ее. Она была шокирована, но не теряла самообладания. В метрах сорока, я заметил пещеру и направился бегом к ней. Моя спутница не отставала и я всячески пытался ее поторопить. Хотя разумеется в этом не было нужды. Мы укрылись внутри темной пещеры и ждали. Я иногда выглядывал, чтобы узнать, закончилась ли эта странная гроза? Все закончилось так же мгновенно, как и началось. Затем спустя какое-то мгновение из плотного покрывала бордовых туч вновь посыпали молнии. На четвертый такой всплеск молний, все закончилось, а пелена из кровавых туч начала рассеиваться.

— Ты в порядке?

— По всей видимости да, благодаря тебе. Если бы ты меня не оттолкнул я думаю, меня бы уже тут не было. Спасибо.

Продолжить

— Не будем задумываться о худшем, подожди меня тут. Я выйду осмотрюсь, вдруг какие-нибудь ветки загорелись. Чтобы мы смогли воспользоваться огнем.

— Я с тобой, не надейся от меня отвязаться.

— Хорошо, но будь осторожна.

Мы вышли и осмотрелись, местами дымились следы от ударивших в землю молний. Нам крупно повезло, как минимум потому что мы живы и невредимы. Но это не все, многие пальмы валялись от прибивших их к земле ударов молний и тихонько горели. Ветра не было, так что огонь скорее всего не должен сильно разойтись, в любом случае мы бы не смогли ничего потушить вдвоем. Так что мы продолжили двигаться по направлению к дому, с надеждой на тепло и горячую еду завтрашним днем. Я нес кусок тлеющего дерева с осторожностью, хотя особенной нужды в этом не было. Даже маленького уголька было бы достаточно, чтобы разжечь костер.

— Тебе не кажется, очень странным, что эти необычные тучи так быстро появились. Причем как быстро появились, так быстро и исчезли?

— Стараюсь решать проблемы по мере поступления. Давай хотя бы обеспечим себя теплом и едой, а там уже будем думать, что делать с этими загадочными тучами.

— Я просто задумалась, настолько ли безопасно будет находиться в том доме?

— Хм, а ведь в самом деле… Может тогда попробуем обустроить ту пещеру, что мы нашли?

— Перенесем мебель? Далековато будет.

— Хотя бы возьмем мягкую подстилку, чтоб не валяться на холодном камне.

— В любом случае камень надёжнее дерева, как показала практика.

— Тут я с тобой полностью согласен. Так давай я разожгу пока небольшой костер, сделаю факел ну или подобие такового и пойдем обратно с нашими пожитками.

— Уже нашими?

— Я думаю, прошлый хозяин этих пожитков вряд ли будет очень против.

С этими словами мы подошли к дому. Меня немного смутило, что несмотря на сильный разгром возле пещеры, тут словно бы вообще ничего не происходило. Впрочем, я быстро отвлекся от посторонних мыслей и сосредоточился на разведении костра. Не знаю почему, но я как мне кажется отработано сложил сначала маленькие щепочки, затем крупнее, после кора и затем уже пошел хворост, который находился рядом с домом. Костер разгорелся весьма и весьма быстро. Сразу появился некоторый уют. Я помог моей спутнице со сбором вещей и нашел совсем непригодную ткань. Из кокосовых шкорок, небольшой проволоки и непригодной ткани, я сделал подобие факела. Повезло, что нам не далеко идти. Из всех подручных средств, что я нашел сделать нормальный факел не представляется возможным. Вообще очень странно, с чего вдруг я умею делать факелы?

— Ты готов?

— Да мы можем выдвигаться.

— Кстати нам больше чем повезло. Я все же нашла тайник. Это немного трудно объяснить, но я как будто знала, как лучше припрятать ценное.

— Вот как? Мне тоже не совсем понятно откуда берутся мои умения. Но я думаю пока не стоит углубляться в детали, так можно и мозг сломать себе. А что было в тайнике?

— Нам больше чем повезло, там были некоторые вещи и коробок спичек.

— Великолепная новость. Вещи конечно же точно не будут лишними, прикрываться листами на веревке мне как-то вообще не улыбается. Но огонь — это наша слабость, если мы не сможем разводить огонь…

— Не продолжай, не хочу это слышать. Ты кстати помнишь куда идти?

— Да я кажется не плохо ориентируюсь на местности. Видимо очередная моя способность.

— Ну я надеюсь на это, не хотелось бы шарахаться ночью по джунглям.

— И не придется, узнаешь это место?

— А поваленные деревья, видимо мы уже почти пришли.

Оставшийся путь мы прошли молча и самое важное без приключений. День был очень насыщенным, так что нас хватило только лишь на то, чтобы разжечь костер и постелить себе ночлег. Уже была ночь, так что даже тепло от костра не очень согревало. Решили лечь рядом, чтобы было теплее. Едва нас коснулось одеяло, мы тут же заснули. Когда же мы наконец проснулись, то наступил следующий день.

Я спал очень неспокойно. Мне во сне виделись какие-то мечущиеся во все стороны образы. Это были несвязные образы. Я видел себя и мою спутницу, правда мы выглядели иначе. Понять, что именно мы делали я не мог, слишком обрывочными были ведения. А затем я ощутил сильную дрожь. В миг меня окружило тучами, которые я видел вчера. Они заволокли абсолютно все. Они были густыми и вязкими. Затем начались световые вспышки, которые отзывались болью в моем теле. Так длилось несколько минут, а затем дрожь переросла в нечто большее. Казалось я уже ощущаю ее физически всем телом. Я открыл глаза и понял, что нахожусь в той же пещере. Земля под нами дрожала не останавливаясь. А затем все стихло.

— Что это было? Ты в порядке?

— Я не уверен. Мне снился дико странный сон.

— Мне тоже. Какие-то образы тебя и меня, только ничего не понятно?

— Мы видели один и тот же сон?

— А затем были те кровавые тучи?

— Да. А после землетрясение меня разбудило.

— Думаешь это было землетрясение? Ну теория с великанами, мне показалась неправдоподобной.

— Ты случайно не был комиком?

— Очень сомневаюсь, что комики отлично ориентируются в джунглях и умеют мастерить факелы.

— Да руки у тебя растут откуда надо, в твоей «фляге» из кокоса еще есть вода?

— Да конечно, бери.

— Уф, как вкусно. Вода со вкусом кокоса. Едим кокосы. Хорошо, что я люблю кокосы. Нам надо будет еще набрать перед уходом. Мы ведь куда-то пойдем?

— Да. Нам надо исследовать эти земли. Поймем хотя бы на острове мы или нет.

Мы вышли из пещеры и тут у меня отпала челюсть… Никаких пальм. Источник питьевой воды был на месте, пещера была на месте. Но ни одной пальмы, а бурная лестная растительность совершенно нетипичная для островов. Никаких кокосов или бананов. Огромные, высокие сосновые деревья.

— Какого черта?

— Я конечно не так хорошо ориентируюсь на местности, но найду десять отличий от пальм и сосен.

— Ты же видишь тоже что и я?

— К сожалению да.

— Это невозможно. Невозможно заменить почти все вокруг за одну ночь. Надо поскорее выбираться из этого места.

— Но куда? Теперь ведь вообще не понятно где мы и что важнее, как тут оказались?

— Давай не будем паниковать? Так или иначе, но мы узнаем, что тут происходит. Хотя бы мы вместе и раз видим одинаковые сны, значит связанны чем-то.

— Веревками к примеру, когда нас поймают.

— И это я еще был комедиантом?

— Ладно, куда пойдем?

— Пойдем туда, где все началось. Если там не будет песка и воды, тогда я вообще не представляю, что нам делать.

— Как что, будем пытаться выжить. А там уже посмотрим, что из этого выйдет.

Мы отправились в сторону места где мы очнулись. Во всяком случае, мы двигались в том направлении, где это было вчера. Я не понимал, как я узнаю маршрут и направление. Я просто представлял в голове воображаемую карту этой местности. Совсем скоро мы должны были бы увидеть заброшенную постройку. Однако в том месте никаких построек не было видно.

— Вот ровно на вот этом месте должен был быть заброшенный дом.

— С чего это ты так уверен.

— Я же говорил, что хорошо понимаю эту местность. Не знаю почему и как, но именно в этом месте была… Постой-ка… Ты видишь?

— Это железо?

— Да железный люк, как в каком-то бункере.

— Так давай попробуем открыть.

— Боюсь это невозможно. Он либо открывается только изнутри, либо должна быть какая-то панель управления.

— Я ничего такого не вижу.

— Тогда давай двигаться дальше, не будем тратить время на осмотр.

— Я если честно немного побаиваюсь идти в начальную точку нашего путешествия.

— Я обещал быть с тобой, так что не оставлю тебя одну. Просто нам действительно стоит посмотреть, что там сейчас.

— Ладно, идем.

Мы шли довольно быстрым темпом. Быстрее узнаем, быстрее поймем, что происходит. Местность была горная, однако сильно крутых спусков и подъемов не было. Я посмотрел вверх. Сквозь кроны деревьев пробивалось яркое солнце. Солнце было в самом разгаре, так что мы успеем вернуться в пещеру до темноты. Я осмотрелся. Вдалеке виднелся туман, за которым уже не было видно ничего. Нужное нам место было перед туманом, а значит мы уже почти пришли. Я ожидал более жуткой картины. Впрочем, ничего позитивного.

— Там обрыв, а за ним туман.

— Причем этот обрыв повторяет контуры берега, на котором мы очнулись.

— Ты хочешь сказать, что вместо воды теперь там туман и неизвестность?

— Кроме того этот огромный обрыв, взгляни вниз.

— Я не вижу дна.

— Вот именно. Такое чувство будто нас, кто-то специально ограничил в пространстве. И за один день изменил весь ландшафт окружающего нас мира.

— Может он искусственный?

— Погоди секунду.

Я подошел к небольшому дереву и начал пытаться рубить его ножом. Спустя какое-то время и изрядно запыхавшись, я смог завалить его. Это было на вид самое обыкновенное дерево. Тогда я начал рыть землю ножом. Выкопав приличную яму в глубину, я наткнулся на корни дерева.

— Это точно настоящее дерево и земля. Такой объем деревьев и почвы убрать, а затем выставить все по новой – невозможно.

— Но какое-то же объяснение должно быть?

— Возможно, но у меня такого сейчас нет. Раз сюда нам дорога закрыта, давай тогда попробуем открыть бункер?

— Давай. Если не получится, то предлагаю сходить еще в противоположную сторону. В конце концов, если нам закрыт путь в эту сторону, может быть открыт в другую?

— У меня есть небольшие сомнения насчет длительных походов. Если изменился весь ландшафт за одну ночь… Не хотелось бы в обще заночевать под открытым небом. Пока у нас есть два стабильных места. Дом и пещера.

— Дом показывает такую себе стабильность. Как будем пытаться открыть заветную дверцу?

— Нужно найти панель управления. Хотя скорее всего нам это ничего не даст.

— Чего так пессимистично?

— Чтобы открыть дверь даже через панель управления, нам потребуется какие-то данные для входа. Ни я ни ты их точно не можем знать, я не знаю даже кто мы.

— А как должна выглядеть панель управления?

— Все что не имеет природного происхождения.

— Как вон та штуковина?

— Умница, это именно то, что нам нужно. Как ты ее только заметила?

— Пока ты говорил я задумалась и смотрела в одну точку, а потом глаз как-то зацепился.

— Это конечно здорово, но нужно вписать пароль. Что попробуем?

— Давай остров?

— Нет, не то.

— Рай?

— Тоже… Ты чувствуешь?

— Что?

— Кажется… Дьявол! Собираются вчерашние тучи! Мы не успеем до пещеры. Нужно срочно открыть этот чертов бункер.

— Вода, жизнь, смерть, бог, зло, добро…

— Нет, нет и нет. Черт тучи уже сформировались.

— Не отвлекайся, пиши.

— Изгои, мечта, спасение, любовь, молния, вспышка.

Первая молния ударила в дерево неподалеку.

— Родник, источник, лес, мир.

Череда ударов, одна из молний ударила совсем близко. Моя спутница вскрикнула от неожиданности и сказала…

— КОКОС

— Подошло? Что? Не верю…

Я стоял какое-то мгновение недоумевая, когда она одернула меня и мы побежали к открывающемуся люку. Сначала спустилась по лестнице моя спутница, а затем влетел я и на бегу захлопнул за собой многотонный люк. Несмотря на то, что нас отделяла теперь толстый слой земли и стали. Мне казалось я все равно слышу разряды и удары в землю.

— Темно. Вообще ничего не видно.

— Уж лучше так. Так где ты, дай мне руку.

— Что за приставания?

— Да ты больная! Тут темно и ничего не видно, если потеряешься я тебя могу не найти потом.

— Если будешь приставать, я закричу!

— Да сколько можно? Иди сюда уже, тут кроме нас похоже нет никого.

— Прости, видимо нервное.

— Идем по-над стенкой. Ощупывай, нужно найти дверь или еще одну панель управления.

— А если тут вообще нет света?

— Вот и узнаем.

Ощупывание показало, что мы находимся скорее всего в ровной квадратной комнате. Раз, мы ничего не смогли найти на стенах, то либо это и есть весь бункер. Что кажется очень странным. Ведь если на улице есть панель управления, значит должно быть еще какое-то оборудование.

— Давай так, стой у лестницы, а я пройдусь по всей комнате. Не может быть тут пустая комната без какого-либо оборудования.

— А что если, та штука предназначена только для открытия двери? Слишком сложная система для обеспечения безопасности голой комнаты.

— Звучит логично. Ну что там?

— Это самая обычная, пустая комната. Или тут куча потайных систем, или я ничего не понимаю.

— И какой у нас план?

— Ждем, когда заканчивается эта странная гроза и бежим назад к пещере. Если она не меняется, значит это наш дом и хоть какая-то стабильность.

— А как мы поймем, что гроза кончилась?

— Я не знаю, что это за место, но уверен, что тут есть какая-то закономерность. К примеру, красные тучи появились в то же самое время, что и в прошлый день. Я предполагаю, что тут есть четкие временные рамки. Мы проснулись примерно в то, же время что и вчера. Тучи появились в то же время, а ночью должна вновь произойти смена всего вокруг.

— Это было бы странным предположением, но тут все и так очень странное. Если все так, как ты предположил, тогда что делать будем?

— Есть у меня пара мыслей на этот счет. Одна из мыслей, нам стоит с самого пробуждения отправиться на исследование новых земель. Будем идти максимально прямо и не сворачивая. Так либо мы упремся в очередной предел, либо найдем новые стабильные точки.

— А как же тучи? Мы знаем примерное время, когда все начнется, так что уйдём заранее. Кстати, я думаю уже все закончилось и мы можем идти. Только дай я первый проверю.

Я с опаской приоткрыл люк. Как, я и предполагал, тучи исчезли. Я выбрался наружу и помог, подняться моей спутнице. У нас стало появляться хоть, какое-то понимание этого мира. Пару раз мне даже приходило в голову, что мы умерли и вот она загробная жизнь. Но я отметал в сторону такие мысли – это даже звучит глупо. Мы вернулись к нашей пещере. Я был очень рад, что она так и осталась не тронутой. От костра остались одни лишь угли, но их было достаточно, чтобы разжечь огонь снова. В голову пришла мысль, что у нас из еды остались лишь кокосы.

— У нас остались только кокосы, как думаешь? Может перед походом завтра найдем еды? Можем к примеру рыбы половить.

— Я конечно люблю рыбу, не могу без нее. Но ты видимо кое-что забыл, мы теперь в лесу.

— … Вот же… Я в самом деле забыл. Впрочем, мы не знаем, что будет завтра.

— Есть еще одна причина. Я хочу поскорее понять, что это за место. Понимаешь, я не боюсь. Что очень странно само по себе. Я не боюсь, что мы тут только вдвоем, что все меняется каждый день и тд. Я просто хочу понимать, у нас есть только этот… Не знаю, остров? Или есть мир за пределами этого таинственного места.

— Хорошо, с едой можем повременить. Нам кокосов при должном разделении хватит на неделю. Не знаю только, как мы теперь заснем этой ночью. Лучше всего было бы выспаться, так как завтра нас ждет очень долгий путь.

— Лично я, с легкостью усну… Если ты будешь рядом. Знаешь, несмотря на весь дурдом вокруг… Я правда заметила твою заботу обо мне. Но это не самое главное. Я чувствую к тебе что-то. Это необъяснимо, но ты мне как-то по-особенному дорог. И нас в самом деле связывает нечто большее чем просто злополучный остров.

— Я тебя понимаю. Я тоже испытываю к тебе нежность и желание заботиться о тебе, будто мы с тобой очень близкие люди. У нас нет прошлого или оно скрыто от нас, но я бы предложил тебе совместное будущее. И надеюсь на то, что оно будет длительным.

— Не сомневайся, так и будет. Иди ко мне, что бы не происходило завтра я останусь с тобой.

Так окончился еще один день. Который так и не дал нам ответов, зато он дал нам нечто большее. Понимание, что мы вдвоем и будем пытаться выжить чего бы нам этого, не стоило. А я предупрежу вас за ранее, цена за это единение будет огромной. Ведь следующий день обещал быть куда более напряженным.

Мы заснули далеко не сразу и все же нас вновь посетил этот сумбур из снов. Мешанина образов, в которых в этот раз я видел слезы и боль. Свои и ее. Что это могло бы значить, я понятия не имел. Но возможно в наших снах и нет никаких ответов. И вот я понял, что меня вновь начинают окутывать кровавые тучи. Первые разряды даже не отозвались болью, зато последующие, как и в первый раз терзали меня. А затем вновь эта дрожь, которая пробудила нас и которая сотрясала все, за пределами пещеры. Я поднялся и помог подняться моей спутнице.

— Ты в порядке?

— Очередные ночные кошмарные образы. Твои и мои. В этот раз печальный сон.

— Не уверен, что это сон если снится он нам обоим. Да и в целом, пока толку от них мало. Пойдем лучше взглянем, что нас ждет сегодня?

— Да, собираемся и в путь. Берем все наши припасы?

— На всякий случай возьмем всю еду и всю воду, что у нас есть. И двигаемся прямо. Но сильно далеко заходить не будем. Я предлагаю рассчитать наш путь. И если по каким-то причинам, мы так и не найдем границ. То не будем испытывать судьбу и вернемся. Соберем максимальное количество припасов, чтобы отправиться в путь с самого утра.

— Звучит как план. Вот только… Это что опять пальмы?

— И да и нет. По всей видимости это оазис. Так как тут всегда остается питьевая вода, то ничего удивительного, что она в виде оазиса. Это плохо, сегодня значит будет пустыня. Может просто переждем день? Чтобы не гореть на солнце?

— Нет. Решили сегодня значит сегодня. Намотаем себе на голову эти тряпки и давай в путь. Показывай дорогу моя путеводная звезда.

— Лучше уж быть компасом, звезда слишком женственное сравнение.

— Хорошо мой навигатор, отправляемся в путь.

— В этот раз все просто, мы идем прямо и будем надеяться, что успеем проскочить тучи или найдем какое-то укрытие по пути.

Путь и в самом деле не был сложным. Разве что, когда солнце взошло и начало жечь наши головы – мы ощутили реальные проблемы. Но мы смело шли вперед, ведь там возможно для нас отыщутся ответы. А нам просто необходима информация, чтобы все выяснить. Я контролировал запас воды, чтобы нам хватило на весь путь и еще на дорогу назад. Мне повезло с моей спутницей. Она все понимала и не хныкала о том, как хочет пить. Мы все шли, но нам не попадалось ничего кроме песчаных барханов.

— Как думаешь, тут есть что-нибудь кроме этой пустыни?

— Меня уже берут сомнения. Однако для исследования земель, так нам будет даже лучше. Если мы заметим что-то подозрительное, то у нас будет еще одна стабильная точка.

— Это конечно здорово, но с чего ты решил, что будет еще что-то. В принципе нам и так уже повезло, у нас есть целых два убежища. Или портала, или черт побери чего.

— Мы справимся. Не переживай. О, гляди, мне кажется? Или там что-то есть? Какое-то пятно?

— Либо мы вместе переели кокосов, либо это на самом деле. Идем смотреть?

— Ага.

Мы подошли поближе, чтобы рассмотреть новый объект. Это был какой-то колодец. В нем были железные прутья на подобии ступенек. До дна было далеко и что на дне не было видно. Лезть туда не очень хотелось, ведь у нас все равно нет фонаря. Можно было бы разжечь факел, но с ним было бы очень не удобно спускаться.

— Ну что скажешь?

— Не хотела бы я туда лезть.

— У нас не так много выбора. Либо мы спустимся вниз и там переждем грозу из кровавых туч. Либо нужно возвращаться. Если мы сразу пойдем дальше, нас застанет гроза в пути и там негде будет укрыться. А если пойдем назад узнаем, только о наличии какого-то колодца. Есть ли границы этих мест мы иначе не поймем.

— Тогда придется лезть вниз.

— Я опять полезу первым. Попробую снизу зажечь факел. Так мы сможем понять, есть ли там что-то на дне? А ты пока подожди меня тут, хорошо?

— Ладно, но если ты мне не ответишь я полезу за тобой. И если тебя там убьют, я тебя сама убью.

— Звучит жутенько. Пожалуй, не буду умирать.

— Лезь уже.

Спустившись в низ и нащупав ногой опору, я хорошенько попрыгал на ней, чтобы проверить надежность. После достал мой импровизированный факел и попробовал его зажечь. С первой спички зажечь не получилось, я извел целых две, прежде чем факел разгорелся. Я был на дне колодца и внимательно осмотрев его понял, что в нем так же, как и в бункере ничего нет. Тут могли поместиться человека 4, вот только зачем этот пустой колодец посреди пустыни? Да собственно пустой бункер в середине леса, с умной системой открытия дверей и абсолютной пустотой внутри. Я поднялся к своей спутнице и рассказал обо всем.

— Тоже пусто? Что же это за место такое? Каждый день все меняется, кроме этих мест. Но почему в них ничего нет?

— Ну в первый раз жилище не было пустым. Может быть в зависимости от ландшафта меняется и содержимое стабильных точек? То есть мы были в правильном месте, но в не правильное время.

— Думаешь мы путешествуем во времени?

— Это маловероятно. Скорее уж тогда во времени путешествует пещера.

— О правильно, а что если мы останемся за пределами пещеры? Она исчезнет, а мы останемся в одном из времен. Если это временные отрезки конечно.

— Вообще звучит логичным объяснение, вот только как тогда объяснить везде кровавый туман? И четкие границы от точки начала нашего путешествия?

— Хм, да о таком я не думала. Так какой у нас план сейчас.

— Ну у нас есть еще приличное количество времени. Можем походить в разные стороны от колодца осмотреться. Вдруг найдем еще что-то? Или сядем внутрь колодца и буде ждать, когда начнется гроза.

— Не люблю ждать, пойдем лучше осмотримся.

— Тогда давай двинем в ту сторону.

И мы пошли покорять очередной бархан. Мы шли довольно долго и я хотел уже предлагать возвращаться назад, чтобы успеть до начала грозы. Но вот мы увидели совсем близко странный обрыв.

— Это она?

— Скорее всего да. Дальше все опять закрывает какой-то туман. А песок кажется ссыпается вниз.

— То есть думаешь тут везде есть границы?

— Вне всяких сомнений. Но для чего они и можно ли их преодолеть, я не знаю. Нам надо возвращаться назад. У нас достаточно времени, чтобы вернуться к колодцу. Но не хотелось бы задерживаться.

— Да. Пойдем. Теперь хоть что-то становится понятным. Мы на подобии острова и процентов на 90% тут одни. Это тоже не плохо пони…

— Держись…

Под нами двинулся песок и нас стало потихоньку стягивать вниз. Я не сильно паниковал, ведь тянуло нас в противоположную сторону от обрыва. Возможно только это нас и спасло. Я не стал суетиться и спокойно подтормаживал ногами, чтобы снизить скорость спуска. Движение не было ровным. Оно было каким-то прерывистым. В какой-то момент я и вовсе затормозил. А вот моя спутница наоборот очень быстро спустилась вниз. Но на этом наши приключения не закончились. Теперь я понял почему нас потянуло вниз. Зыбучие пески, они утягивали вниз толщи песка.

— Перевернись на спину и замри.

— Меня тянет вниз!

— Не паникуй! Соберись! Перевернись на спину и не двигайся. Я постараюсь обойти воронку и подтянуть тебя, с другой стороны.

Я насколько мог неспешно, обошел зыбучие пески и начал в панике думать, как ее вытаскивать. Я стянул с себя рубашку, намотанные на голове тряпки, штаны и вообще все что у нас было в рюкзаке тряпичное и начал крепко связывать.

— Поторопись, меня продолжает затягивать.

— Держись, прошу тебя только не сдавайся. Уже почти готово. Все! Лови веревку.

— Не получается.

— Сейчас, еще раз. Поймала.

— Не спеши, веревка не очень надежная. Старайся понемногу подтягиваться. При этом старайся не сильно дергаться.

— Получается.

— Умница! Двигайся дальше и постарайся не спешить, у на все получится.

На последних узлах я протянул ей руку и помог окончательно выбраться. Мы завалились на песок и пытались отдышаться. Видимо скоро адреналин меня отпустил и я почувствовал, что песок очень горячий. Скорее всего я ожог кожу пока лежал. Мы собрались и двинулись в обратный путь.

— Сколько же мы провозились в этих песках? Нам надо поторопиться.

— Сил если честно осталось не много. У меня до сих пор ноги трусятся от обилия впечатлений за сегодня. Но ты прав, давай ускорим шаг.

— Я думаю мы в целом должны были успеть и с тем шагом которым шли, но я просто…

— Ты чего?

— Гроза начинается! Бежим!

— Но почему так рано, ты же говорил у нас есть время?

— Я не знаю, видимо в этот раз все идет не по графику.

Тучи начинали собираться. В этот раз не так быстро, но от этого не становилось проще. Я понимал, что мы не успеем добежать, как бы мы не старались. Потому я остановился и придержал мою спутницу.

— Мы не успеем, как бы не спешили.

— Ты тоже это подумал?

— Я подумал, что я не хочу провести последние минуты жизни в бегу. Я подумал, что как бы мы не спешили, нет никакого шанса успеть вернуться назад. Я подумал, что лучше будет остановиться и за все это короткое время успеть сказать тебе самое важное — я люблю тебя! И я искренне рад, что мы смогли провести с тобой хотя бы эти три не полных дня.

— Я тоже тебя люблю и ни о чем не сожалею.

В этот момент нас окутали кровавые тучи. Я держал ее за руку, когда по мне прошелся первый разряд. Я ощутил неимоверную боль и как трясет мое тело. Я прислушался к своим ощущениям. И мне показалось я слышу голоса.

— Давайте еще один, добавьте еще один шаг. Мне кажется мы наконец-то получаем какой-то результат.

Очередная вспышка боли и сокращающиеся мышцы. Глаза покрывала красная пелена. Это не был дым или тряпка, теперь я хорошо понимал, что это вспышки невыносимой боли. Впрочем, какая-то повязка на моих глазах все же была.

— Смотрите, есть реакция. Я думаю у нас наконец-то все получилось.

— Профессор Громов, но как это возможно? Ведь эту методику перестали использовать с давних, пор? Как вам удалось выбить разрешение на проведение своего исследования?

— Все потом. Снимите с него повязку. И развяжите руки, пусть протрет глаза.

С моих глаз стянули повязку. Глаза заливали пот и кровавая пелена из полопавших капилляров. Теперь понятно, что речь точно шла обо мне.

— Кто вы такие? И что тут происходит? Это вы заслали нас на тот остров?

— Полегче голубчик, не торопитесь с вопросами. Я вам все обязательно расскажу, но вам нужно немного отдохнуть.

Мне сделали укол, я даже не успел опомниться. В глазах начало плыть и я провалился в черную пелену сна. Я очнулся в какой-то комнате, где не было ничего кроме обычной кровати. Голые стены и никаких окон. Я не мог понять, что происходит и почему туман не убил нас, а перенес в какое-то новое место. Стоп где она? Я ведь не успел понять вместе ли нас сюда занесло. Я вскочил с кровати и едва не упал от головокружения. Кое-как доковыляв до двери я начал стучать.

— Выпустите меня! Откройте эту чертову дверь и отведите меня к ней!

На мое удивление, через несколько минут пришли два человека крепкого телосложения и сказали следовать за ними. Мол, профессор Громов мне все объяснит. Меня провели по узенькому коридору, где была череда каких-то дверей. Освещение если и было, то оно было очень тусклым. Меня привели в кабинет к какому-то мужику с седой жиденькой бородкой и округлыми линзами очков.

— А, вы уже очнулись? Спасибо что привели его, можете нас оставить. Присаживайтесь голубчик, разговор у нас с вами будет долгим.

— Кто вы такой и где моя спутница?

— Эм. Я профессор Громов, простите, я вас не понял, о какой спутнице идет речь?

— Я был все это время с девушкой, золотые волосы…

— Голубчик, вы лучше назовите имя или фамилию и я дам вам ответ за пару секунд. По описанию мне будет трудно понять о ком идет речь.

— Имя… Я ведь не знаю…

— Так, я кажется начинаю понимать. Давайте поговорим более детально о вас. Вы ведь не понимаете, где сейчас находитесь? Я прав?

— Да. Я не знаю.

— Это психиатрическая лечебница имени Лебединского. Вам диагностировали остро прогрессирующую шизофрению. Все началось с того, что вы говорили с кем-то и не реагировали на посторонних. Потом вы стали реже вообще двигаться только говорили сами с собой. К моменту, когда я приехал вы, не разговаривали и не принимали пищу. Вы тяжелый случай, так сказать. Я могу узнать с кем вы контактировали до момента эксперимента.

— Эксперимента?

— Да старая методика лечения шизофрении. Сейчас в прочем ее тоже применяют, но именно этот способ сочли не гуманным. Я подкорректировал сам курс лечения и как видите все сработало, вы с нами. Но все же это пока экспериментальная методика и разрешение я выбил всего лишь на двух пациентов.

— Кстати, второй пациент девушка причем с золотыми волосами. Позвольте я покажу вам фото на экране. Смотрите, вы говорили о ней?

— Да! Это она, мы были вместе с ней… Неважно проведите меня к ней.

— О, не спешите. Вы пролежали целых три месяца. Я не уверен, что вы адекватно воспринимаете окружающий мир. Если вы общались ранее с ней, то проверив вас на восприятие окружающей реальности и если это не будет вредить ей самой… В общем если все пойдет как надо, я обязательно дам вам встретиться.

— Нет профессор, поймите я обещал ей, что мы будем вместе, чтобы не произошло.

— Обещаете не буянить?

— Никакого буйства. Я не псих, даже если и был таким когда-то.

— Что ж, сделаю для вас исключение. Идемте.

Он повел меня извилистыми, все так же узкими коридорами. После нескольких поворотов, я отчаялся запоминать дорогу. Видимо сказывалась слабость и чудные процедуры профессора. Так я ему и поверил. Я не псих и чувствовал себя совершенно здоровым. Они что-то делают с нами, возможно стерли даже нашу память.

— Вот тут и располагается комната девушки, о которой вы говорите. Она еще очень слаба. Мы провели такие же процедуры с ней, как и с вами. Так что постарайтесь ее сильно не тревожить.

— Хорошо, я меньше всего хочу ей как-то навредить.

— У вас 10 минут.

Он отворил дверь и я вошел в комнату. Комната так же была без окон, но тут почему-то было светло. Видимо какие-то лампы ночники.

— Ты? Ты жив, как же я за тебя волновалась.

— Мне дали 10 минут с тобой, некий профессор Громов говорит…

— Ты не помнишь видимо? Дай я тебе все расскажу. Не верь никому из них.

— Говори, я слушаю.

— Когда они пропустили по нам разряд электричества, это не дало нам до конца завершить соединение. Они чертовы психи думают, что мы обычные шизики. Но это совершенно не так. Мы с тобой уникальны в своем роде. Ты не человек. Понимаешь? Хотя ты и выглядишь, как человек – но это не так. Я была человеком, но изменилась благодаря тебе.

— Какого… Ты понимаешь, как это все звучит?

— Да-да, только не трать сейчас время в пустую. Ты хотел объединить нас. Не физически, это невозможно конечно. Но наши сущности, души, энергия не важно должны были объединиться, чтобы стать чем-то иным. Новой формой жизни и не жизни одновременно. Будь я такой как ты, у нас бы все получилось быстро. Но пока я перестраивалась и изучала все невообразимое. Все то, что твориться в мире, в жизни, за пределами мира и жизни. Одним словом, наши тела окончательно потеряли свою силу. И все бы ничего, нам бы они не потребовались в последствии, если бы не этот придурашный профессор. Он дал по нам разряд тока и нарушил наше с тобой слияние душ. Тебе видимо досталось больше. Ты поддерживал меня пока я пропитывалась всем и ничем одновременно.

— Звучит дико, но меня это не пугает. Ладно, мне все равно что тут происходит. Скажи, как мне узнать себя снова? Что мне делать?

— Обычно я тебе задаю такие вопросы. Как же сильно тебе досталось мой милый. Подними кисть руки, поверни и протяни ее мне. Я сделаю небольшой надрез. Я сделаю то же самое и когда наши кисти рук соприкоснуться друг с другом, кровь смешается и ускорит процесс соединения. Мы вновь начнем созерцать, но уже не остров, а чистую энергию без искажения. Ты осознаешь себя, а я буду рядом с тобой. Если нам все удастся сделать быстро, то нам больше не потребуется тела. Мы сможем быть вечностью и последним мигом одновременно.

— Делай уже надрез, я знаю, что мы должны быть вместе. Где бы нам не пришлось оказаться после.

— Ваше время подошло к … Санитаров в палату номер 14! Как же я мог… Зачем я разрешил им увидеться. Скорее, прошу вас. Старый дурак, проникнуться к просьбе не стабильного пациента…

— Профессор мне жаль. Их с нами больше нет.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *