IncubusWithLove » Метка: Нежить | IncubusWithLove

IncubusWithLove

Автор современных стихотворений и историй

Метка: Нежить

Истории про нежить. Самая элитная нежить, которая могла бы вам повстречаться, с крайне занимательными отсылками на реальный мир. Вы можете расценивать подобные истории, как обычные страшилки, но в них сокрыто гораздо большее. Приглядитесь, автор IncubusWithLove свое дело знает, если вы конечно умеете смотреть не только глазами.

Сонный паралич

Пост опубликован: 14 августа, 2019. Автор: IncubusWithLove
Рубрики: Мрачные истории
Метка: , , ,

Говорят монстры не умеют сожалеть. Но много ли монстров вы знаете? Все что вы читали прежде или видели в кино, все это хоть и красочный, но вымысел. Кое-кто даже находит это притягательным, чем-то завораживающим. Ну знаете все эти саги о вампирах и оборотнях, когда они влюбляются и все в их жизни резко начинает меняться. Наверняка знаете или слышали, но это все вымысел. Детские сказочки о принце, только на новый лад. Моя же история не имеет ничего общего с ними.

Сколько лет это было назад? Сотню? Две? Я уже давно сбился со счета, когда понял свое главное отличие — моё бессмертие. Впрочем, я и тут не могу быть полностью уверен. Когда живешь уже не одно столетие, начинаешь по-настоящему многое понимать. Помните ваше детство? Помните как вы ярко грезили наяву, о великом будущем в виде рыцаря, космонавта или кем там сейчас хотят стать дети? Я вот к примеру мечтал получить рыцарский титул и стать защитником слабых. Но, как вы понимаете не все идет в этой жизни по плану. Участвуя в одной из каких-то военных компаний, я попал под командование какого-то болвана и весь наш отряд был разбит. Часть попала в плен, часть погибла на месте, но все это было не важно. Так как моей военной карьере в тот момент настал конец.

Пусть мы и проиграли битву, но война была выиграна. Те кто успел отщипнуть себе кусочек славы купались в роскоши, а я вот остался не удел. Раз попал в плен, значит никудышный воин, а раз не успел сыскать славы, то в мирное время и вовсе не будет шансов пробиться в верхние слои. Лишь во времена великих войн, можно было подняться с самых низов к небесам. А такая, как раз была окончена. И вот, без какой либо славы, в рванине и совершенно без денег я оказался на улицах. Положение было незавидное и в ту пору я уже не строил никаких иллюзий на дальнейшее моё существование. Более того, мне явственно виделось мрачное будущее, в котором нет ничего кроме холодной ночи. Я воровал еду, я дрался за возможность выжить. Но все это не имело смысла, ведь исход был всем известен. Конкретно мой настиг меня в вонючей и темной подворотне, в которую я свернул со свертком еды. Мне с трудом удалось ее раздобыть. Я не успел даже сообразить, что произошло, как рухнул лицом в грязь.

Жизнь покидала меня, словно джин вылетающий сквозь трещину в стеклянной бутылке. Кровь застилала мне левый глаз, а я сожалел лишь о том, что костлявая старуха не будет торопиться. Я не мог говорить, как не мог и пошевелиться, по этому злость во мне буквально бурлила. Я ненавидел свою жизнь, но еще больше я ненавидел людей. Всех людей без разбора. Это из-за них моя мечта не была достижима. Я проклинал человечество всеми возможными способами. Теперь моей мечтой было только одно — сделать так, чтобы все человечество прочувствовало в полной мере то же самое. Чтобы они испытали ту же агонию, что я испытывал в это мгновение. Ненависть, агония и мечта мести — стали последним, что я помню в тот миг. Ведь затем наступила темнота. В этот момент я человек умер, потому что в следующий раз, эти же глаза открыл монстр.

Даже после смерти мне не дали покоя. Над моим трупом ставили, какие-то опыты то ли ученые, то ли чернокнижники. Кто их разберет, в чем отличие? Что в итоге послужило причиной моего восстания из мертвых мне не ясно до сих пор. Однако когда я открыл глаза, то не мог пошевелиться. Я был очень слаб и не мог пошевелиться. Я был придавлен весом кучи трупов. Ситуация повторялась и во мне всколыхнула ярость. Что-то стало происходить, но я уже не мог думать о чем-то кроме моей ненависти к людям. Тек кому было поручено сжечь тела, услышав звуки внутри кучи тел решили помочь выжившему человеку. Но к их неудаче помогли мне.

Первого я утащил внутрь кучи и вцепился ему в горло. Хлынувшая внутрь меня кровь, казалось прикосновением ангелов, наполняя моё тело невероятной силой. Поэтому когда, взялся за ноги первого и начал тащить — ничего не вышло. Я отпустил свою добычу лишь когда полностью осушил его. Второй потерял равновесие и упал придавленный телом первого. Я тогда не понял, что вызвало у меня такое наслаждение. Его ужас, его страх и осознание грядущего были совсем такими же, как у меня в той подворотне. Я наконец-то могу отомстить, наконец-то все человечество поймет и прочувствует мою боль.

Когда со вторым несчастным было покончено, мне оставалось лишь придумать план, что делать дальше. Сколь бы я сильным не был, я не могу бродить голиком и привлекать к себе много внимания. Для начала нужно было найти себе, какое-то жилье или укрытие. Но едва завидев меня люди наверняка похватаются за оружие. Одежда не была мне по размеру, однако скрывала большую часть моих ран и уродства. Едва я успел натянуть на себя штаны и рубаху, моё тело начало сводить судорогами. Я упал на землю, чувствуя как сокращаются мои мышцы и выгибаются без моей воли конечности. Я не придал особенного значения этому, мне нужно было уходить отсюда. Идти в сторону замка и огней было бы глупо, по этому я отправился в сторону леса.

Я почти достиг первых рядов деревьев, как услышал какой-то шум позади. Кто-то решил видимо узнать причину, по которой задержались могильщики. Я не особенно пытался скрыть свои следы и вполне возможно они отправятся за мной в погоню. Даже моя новая сила будет бесполезна против острого клинка и группы умелых бойцов. Следовало поторапливаться и хотя я не испытывал усталости в данный момент, что-то подсказывало мне искать укрытие, а не вступать в открытый бой. Я углублялся все сильнее в лес, когда на окраине послышались приглушенный крики. Погоню за мной все же отправили. Ориентироваться на местности я когда-то умел, но сколько времени прошло с тех пор? Казалось что эта часть воспоминаний осталась приглушенной. Я быстро передвигался попутно осматриваясь в поисках подходящего места.

В лесу у меня было преимущество. Если до окраины мои преследователи добрались на лошадях, то дальше им предстояло передвигаться своими силами. Местами непроходимые заросли и так доставят им проблемы. В какой-то момент меня буквально начало тянуть в какую-то сторону. Я не понимал, почему выбрал именно это направления и почему мои движения были столь целеустремленными. Я не мог знать, что там находится. Однако мне уже было все равно что за мной гонятся. За рядом каких-то деревьев я наконец вышел к небольшой пещере, возможно это даже был простой разлом. Ничем не примечательный, но такой манящий…

Я присел и всмотрелся в темноту внутри. Она была столь сладостно манящей и прекрасной, что я не мог больше оставаться снаружи. Пространства внутри было достаточно, чтобы мог пройти один человек. Спустя пару минут я вышел к небольшой полости, в которой слышались падения капель с каменных наростов вверху этой полости. Волна наслаждения захлестнула меня, так что я едва успел опереться спиной к стене, по которой медленно сполз вниз. Я чувствовал, что это место теперь моё. Все это время пока я жил и после, я был чужим для этого мира. Мне не было в нем места и вся моя жизнь, была словно бы чья-то глупая шутка. Но теперь все было иначе.

Мой покой нарушила осыпавшаяся каменная крошка. Мои преследователи отправились за мной. Запах факела я услышал задолго до того, как они решили спуститься. В ночи мои органы восприятия работали еще лучше, кроме того ощущение, что привело меня в это место — не раскрыло весь свой потенциал. Однако все случившееся дальше совсем не входило в мои планы. Я не скрывался, сила переполняла меня и в этот миг я мог уничтожить любого противника. Для меня преследователи были не опаснее мухи, что докучает до поры пока ее не прихлопнут.

— Ты! Стой на месте и твоя смерть будет быстрой.

— Мы даже не поиграем? Я только начал входить во вкус, а вы все решили испортить. Рыцари как я погляжу да?

— Выйди на свет и прими свою участь.

Мне захотелось взглянуть на их реакцию, по этому я подскочил и в один миг оказался прямо у забрала одного из рыцарей. Он увидел моё изуродованное лицо, однако его храбрости можно было только позавидовать. Он двигался медленно, но все же это было не бегство. Он выхватил свой меч и практически мгновенно рубанул воздух. В том месте, где я стоял, пролетела капля с потолка и с шумом ударилась о землю.

— Нееежить! К оружию!

Удивлению моему не было предела. Они не теряя ни секунды стали спиной к спине держа меч и факел на изготовку. Я же начал бегать вокруг них, выискивая уязвимые места. Их доспех закрывал жизненно важные органы, однако из-за его облегченного веса, пластины были очень тонкими. Лучшей тактикой было проводить быстрые и отрывистые атаки. Я быстро перемещался изредка выскакивая с разных сторон и нанося мощные удары в открытые зоны. Каждый мой удар был подобен удару молота, однако рыцари были стойкими и продолжали контратаковать. Пару ударов полоснули меня по руке, однако это не причинило мне особенного вреда и уж точно не замедлило меня. Я выбрал наиболее удачный момент, чтобы прекратить эту игру. Быстро выскочив из тьмы я сделал ложный выпад и перекатился в другую сторону. Удар мечом пришелся в то место, где я был мгновение назад. Рыцарь был открыт на этот раз и я нанес мощный удар, который сломал ему ребра и оставил большую рану. Исход битвы был предрешен. Оставшийся рыцарь ничего не мог мне противопоставить. Увидев моё кровожадную улыбку, он все понял однако не собирался сдаваться. Я наносил удар за ударом, не давая ему уследить за мной. Каждый удар выбивал остатки сил из моего противника. Когда я увидел возможность нанести смертельный удар, то сделал еще один ложный выпад и отскочил, чтобы замахнуться для удара.

Тут и произошло, то чего я никак не мог ожидать… Тело вновь свело судорогами и я упал на землю. Рыцарь не растерялся и заметив моё безвольное падение, собрал все остатки своих сил, чтобы проткнуть моё тело. Клинок вонзался раз за разом. Пока последние силы не покинули его. Смерть на этот раз пришла ко мне быстро. Я больше не испытывал мучений, вся боль давно ушла. Еще когда я лежал в том переулке. Я умер вновь, но это была далеко не последняя моя смерть.

Акт 2

Брат Ульрик, был повержен мощным ударом монстра. Жизнь быстро покидала его и я ничем не мог ему помочь. Оставшись один на один с этой тварью у меня больше нет ни шанса. Слишком быстрый, слишком мощные удары. Однако я рыцарь и во мне нет страха. Уродливая тварь быстро кружилась вокруг меня выискивая возможность атаковать. Я решил вложить все свои силы в последний удар, если он не достигнет цели… Клинок звякнул в том месте, где еще мгновение стоял монстр. Я не успевал развернуться, чтобы блокировать удар противника. Так что краем глаза мог видеть, как эта тварь замахивается для финального удара. Но внезапно тело монстра стали сводить судороги. Я собрал последние крохи своей силы, чтобы воспользоваться удачей.

Не помню сколько раз я проткнул его тело, прежде чем я смог убедить себя остановиться. Брат Ульрик, я подошел к нему, еле волоча ноги. Упал на колени, чтобы проверить дышит ли он. Пал смертью воина и эта славная битва, будет передаваться другим поколениям, уж я за этим прослежу. С моего лица упала капля крови. Все это время я был полностью сосредоточен на бое с монстром. Видимо я сильно увлекся добивая своего противника. Вытерев ладонью по возможности кровь я задумался над тем, что мне делать дальше. Бросить Ульрика я не мог, однако и нести его на себе прямо сейчас я бы не смог. Я слишком сильно устал, так что следовало отдохнуть. Этот разлом был темным, однако на удивление тут было тепло и сухо. Так что я просо оперся спиной о стену и заснул.

Спокойным мой сон не был. Я видел какие-то образы, которые мелькали не оставаясь при этом в памяти. Однако это не помешало мне отдохнуть, как следует. Сколько прошло времени было трудно сказать, так как тут все время было темно, казалось сюда не проникал свет вовсе. Факел потух по всей видимости давно, а разжечь новый не было никакой возможности. Я на ощупь нашел тело Ульрика и снял с него доспехи. Так же на ощупь я стал вытаскивать нас обоих из этого проклятого места. Следовало обязательно вернуться сюда, сжечь тело того монстра и завалить этот разлом. У меня почему-то не возникало сомнений, что это создание было мертво. Однако сожженное тело будет мертво окончательно. Путь до лошадей был не близким, но мне все же повезло. Лошади стояли привязанными там где мы их оставили. Едва мы подошли к воротам, стражники подскочили помочь мне. Я доложил о произошедшем главе нашего ордена и отправился к лекарю, чтобы он осмотрел мои раны.

Все завертелось так быстро, что я не успевал до конца понять, насколько мне повезло. Лишь когда меня отмыли от крови, обработали мои раны и оставили в одного в покоях. Я смог немного поразмыслить. Мне очень сильно повезло, тот монстр был куда сильнее нас с Братом Ульриком. Не иначе это было божественным вмешательством. И все равно я не могу прохлаждаться тут, я должен завершить начатое. Переодевшись и отказавшись от всех убеждений остаться лекаря остаться, я отправился в обратный путь. Тело монстра лежало так же неподвижно. Смастерив небольшой костер для него я прочел молитву и приложил факел к бревнам, на которых лежало тело. Пламя охватило его очень быстро, а едкий черный дым был настолько густым и сильным, что окутал меня с ног до головы. Когда все было закончено я с чувством завершенности отправился назад в замок. Сегодняшним вечером должен был состояться пир за нашу с Ульриком победу над монстром. Утрата столь сильного воина, печалила меня. Однако рыцарь редко покидает этот мир в теплой постели.

Пиршество было роскошным, стол буквально ломился от различных яств. Вино лилось рекой и казалось мы выпьем все запасы, какие имелись. Барды которых позвали сюда, чтобы увековечить нашу с Ульриком победу, рвали глотку не останавливаясь. От истинной истории после их вмешательства, остались разве что действующие лица. Переврали все безбожно, одно лишь сражение длилось чуть ли не несколько дней по их словам. Но несмотря на это, история всем пришлась по вкусу. Множество восторженных возгласов и тостов было в мою честь. Гудели мы до рассвета и надо признать несмотря на все выпитое, спать не хотелось вовсе. Одна графиня отбилась от своей свиты, чтобы получить возможность немного поговорить со мной. Она довольно давно была ко мне не равнодушна, но все же даже моего титула рыцаря было недостаточно, чтобы я мог быть удостоен ее внимания. Впрочем, это не мешало нам находить такие вот небольшие моменты, когда мы могли спокойно поговорить наедине.

Я любил ранее утро с видом из башни замка. Люди снизу были такими маленькими словно муравьи, которые спешно двигаются по своим делам. Такие маленькие, юркие и целеустремленные. Словно бы у всего этого был какой-то замысел или план. Когда я повернулся к графине, чтобы озвучить свою мысль, на мгновение, всего на краткий миг промелькнул образ в красной пелене. От которого я отскочил и едва не сорвался с башни, едва удержав равновесие. Графиня пыталась узнать в порядке ли я и что-то говорила, о необходимости показаться лекарю. Я сказал, что это все вино и усталость сказались на мне. После чего откланялся и отправился в свои покои. Образ словно бы мелькнул один раз. Однако я отчетливо помнил убегающих людей со свертком, в кроваво-красном тумане. Что это могло значить мне было не понятно. Я решил, что это все из-за большого количества вина. И хотя я довольно не плохо контролировал свои движения, но на меня в последние несколько дней навалилось в самом деле довольно много.

Спать по прежнему не хотелось, а к лекарю идти и подавно. Наверняка заставил бы пить, какие-то отвары и валяться на их койке. Это последнее чего бы мне хотелось, по этому я отправился прямиком в кузню. Мои доспехи и оружие должны были доставить кузнецу, чтобы он осмотрел повреждения. Кузнец был огромный мужик, такому бы дать доспех и боевой молот… Был бы не хуже пары рыцарей. Но одно дело ковать мечи и другое дело рубить им головы. Или еще хуже, колоть им всякого рода монстров. Я невольно провел рукой по лицу, но кровь монстра уже давно была смыта. Оговорив все детали с кузнецом я собирался идти домой, но меня настиг в дверях посыльный. Глава ордена просил рассказать основы тактики боя новобранцам. Ему нужен был именно я, чтобы воодушевить и усилить рвение к тренировкам у них. Молва обо мне и моем подвиге разошлась едва я вернулся.

Получить урок от живой легенды, в свое время я бы все отдал за такую возможность. И как оказалось новобранцы так же были восхищены мной, как некогда я легендами о великих рыцарях. Время шло своим чередом, я был доволен проведенной тренировкой с новобранцами. Они вникали и вслушивались в каждое моё слово. И лишь когда солнце начало клониться к закату я отправился домой. Я был вымотан и истощен. Когда я вошел в свои покои и рухнул на кровать, то рассчитывал забыться долгим сном. Перевернувшись на спину я смотрел в темноту, за которой должен был скрываться потолок. Я моргнул и в миг, когда закрылись мои глаза я заснул. Однако невольно мои глаза открылись вновь… Перед моим лицом было ухмыляющееся лицо убитого мной монстра. Все внутри меня рефлекторно дернулось, однако моё тело мне не подчинилось. Ужас охвативший меня невозможно было передать. Все что мне оставалось — лишь смотреть на это изуродованное лицо.

— Ну здравствуй рыцарь, вот мы и встретились в новь. Чувствую твой страх обреченности и как же он сладок. Я наконец переродился и обрел свою истинную форму. Каждая нечисть придумывает себе название. Твоё тело спит и парализовано, в то время как я могу с ним делать все что пожелаю. Сонный паралич, неплохое прозвище кстати да? Как считаешь? Ах да, ты же не можешь…

Акт 3

Рыцарь был измотан и мне оставалось лишь нанести завершающий удар. Я замахнулся, но моё тело скрутили судороги. Какая ирония. Вернуться с того света, чтобы отомстить за мучительную смерть. А на деле умереть в таких же мучениях второй раз. Удары клинка рыцаря отзывались болью, которая усугублялась рвущимися от перенапряжения мышцами. И затем наступила спасительная темнота. Однако на этот раз это не ощущалось как забытье, как пустота. На этот раз я словно бы спал и ждал своего пробуждения.

Мой сон длился довольно долго, прежде чем я вновь ощутил, какое-то далекое и отстраненное пятно боли. Почему-то я воспринимал его именно так. Отстраненное пятно жгучей боли. Которое лишь на миг вернуло мне воспоминание, как я лежал в переулке глядя сквозь красную пелену. Но все это было лишь сном, я лишь сон который не мог закончиться и который не вызывал никаких ощущений и эмоций. Я существовал и все же, как-то иначе в непривычной форме.

А затем я вновь ощутил пробуждение, словно вновь восстал из мертвых. И на этот раз мне стало все предельно ясно. Больше я не был человеком, но и не был обыкновенным монстром. Я был неким проклятием на весь род людской, о котором им всем еще только предстояло узнать. И рыцарь уничтоживший моё тело, будет первым кто испытает на себе мою мощь и силу. Ведь во время сна, я мог контролировать его тело и словно бы вырываться за его пределы. Пусть я и был на задворках его сознания, все же мог влиять на него и физически. По этому, когда все его тело сковал паралич и все происходящее казалось страшным сном…

— Ну здравствуй рыцарь, вот мы и встретились в новь. Чувствую твой страх обреченности и как же он сладок. Я наконец переродился и обрел свою истинную форму. Каждая нечисть придумывает себе название. Твоё тело спит и парализовано, в то время как я могу с ним делать все что пожелаю. Сонный паралич, неплохое прозвище кстати да? Как считаешь? Ах да, ты же не можешь…

Я упивался его невозможностью, повлиять на что-либо. И знал, что на долгие годы стану его настоящим кошмаром. Он забудет, что такое крепкий сон и здравый рассудок. Моя ненависть к человечеству проявиться для начала на том, кто лишил меня жизни во второй раз. Это была лишь первая наша встреча, так что я решил опробовать все свои возможности в этом состоянии. Я мог влиять на его зрительное восприятие. Иными словами он буквально видел перед собой все, что могла предложить моя фантазия. И я не преминул этим воспользоваться, я приблизил свое лицо к его, постепенно искажая и дополняя его жуткой пастью, с острыми как бритва зубами. Мои руки превращались отвратительного вида, когтистые лапы. Я растягивал этот момент, когда практически мы соприкасались. На этом этапе я ощущал, как каждая клетка его тела вопила от ужаса и беспомощности. Я не собирался его убивать, мне хотелось растянуть удовольствие на долгие годы если не вечность. Поэтому я дал ему контроль над телом, зная что сейчас он не в силах мне навредить. Ведь то, что он видел перед собой было его галлюцинацией, воображением. Однако для него, это казалось все настоящим.

Когда большая часть мебели была разбита, мне захотелось поиграть с ним. Так что в одном из выпадов острым обломком стула, он проткнул «мое тело» и то сгорело в миг превратившись в пепел, который тут же развеяло ветром. Он долго время прислушивался к своим ощущениям, а я в свою очередь не показывал признаков своего присутствия. Мне теперь спешить некуда, так что я могу ждать, сколько угодно. Когда он наконец успокоился и подумал, что все это было лишь его страшным сном он заснул. Я не стал на этот раз проявляться, сразу. Я ждал, когда он погрузится в спасительный для него сон и какое-то время он пробудет в нем. Он проспал несколько часов, прежде чем я разбудил его тело. Он открыл глаза и видел неясные очертания своей комнаты. Пробуждение было не резким, так что он еще не мог заподозрить, что не может пошевелиться. Пока он просто не понимал, что именно его насторожило. Ведь некоторую тревогу он ощущал, хотя и не мог понять, что именно произошло. Все вокруг было неподвижно. Как вдруг, на самом краю его зрения, что-то двинулось. Медленно и словно бы скользя по воздуху начало двигаться к нему. Я ощутил охвативший его ужас. Все внутри него кричало и именно в этот момент, он понял что вновь не может пошевелиться. Когда нечто было совсем поблизости рядом с ним, его буквально разрывало от ужаса. А я же выждал немного времени, что бы его агония успела раскрыться в полной мере. И затем вновь выскочил, в привычном для него образе монстра.

— Э нет рыцарь, я еще с тобой не закончил. Ты в самом деле думал, что можешь так легко избавиться от меня тем деревянным огрызком. Мы с тобой теперь навсегда и я буду вечно наслаждаться твоими мучениями. Но мне на сегодня все это уже наскучило, так что скоро увидимся, рыцарь…

***

Я наконец-то обрел контроль над своим телом. Но это ровным счетом ничего не решало. Я ведь убил и сжег тело того монстра… И все же он смог, как-то выжить да еще и получить контроль над моим телом. То что он вернется вновь, не возникало сомнений. И все же я не мог понять… Я лично его сжег, от него остался лишь пепел! Однако это все не имеет значения, мне нужно срочно найти решение. Я рыцарь и воин света, я просто обязан одержать победу! Воин света, ну конечно! Надо срочно отправляться в церковь, чтобы святой отец благословил меня и защитил от мерзких чар чернокнижника.

Едва я вошел в храм господень, меня встретили и провели к святому отцу. Я объяснил ему вкратце, что со мной произошло ночью и тот уверил меня, что не стоит волноваться. Он проведет обряд очищения, благодаря которому это бесовское отродье, не будет иметь власти надо мной. Святой отец, читал молитвы, периодически окроплял святой водой и производил еще множество манипуляций с распятием. По завершении он заверил меня, что это защитит меня от всех известных демонических отродий. Он был так убедителен, что благодарности моей не было предела. Так что я уставший, но преисполненный чувством защищенности отправился в ближайшую таверну. Испытай вы хотя бы малую часть того, что испытал я — идти спать тоже бы не захотели.

Сколько я провел там времени сказать не могу. Я потерял счет времени и совершенно не понимал уже какой сейчас день и день ли? Собравшись с духом я расплатился с тавернщиком и вышел во внутренний двор. К моему глубочайшему удивлению уже была ночь. И черное небо было закрыто не менее черными тучами, которые вот-вот должны были разразиться бурей. Чувство страха заглушило количество выпитого, так что даже несмотря на учиненную мною разруху вокруг — едва я прикоснулся к кровати, заснул.

Пробуждение было крайне неприятным, но меня не беспокоили ужасы и убитый мною монстр. По всей видимости, перед своей смертью он меня проклял или оставил какую-то порчу. Однако благодаря святой церкви я вновь могу спать. В голове все гудело, а в глотке все пересохло и все же я встал. Побродив немного по комнате, я нашел графин с вином и немного хлеба с сыром, оставленные у порога слугами. Видимо они увидели разгром и не стали рисковать меня тревожить. Я отпил прямо с графина, но к еде даже не притронулся. Едва мои мысли начали проясняться, как в дверь постучался придворный посыльный. Он сообщил мне, что глава ордена распорядился, чтобы я облачился в свой доспех и явился к нему по срочному вопросу вместе с посыльным.

Дело было по всей видимости очень серьезным. Так что я не стал мешкать, а отправился к кузнецу. Он не успел доделать все до конца, но это уже не имело значения. Мне помогли облачиться и почувствовав приятную тяжесть доспеха мы отправились к главе ордена. Он восседал за своим столом читая различные донесения. Завидев меня он встал и подошел ко мне, дружелюбно хлопнув по наплечнику.

— Рад видеть тебя мой юный друг. Позволь мне перейти сразу к делу ибо это задание не требует промедления.

— Конечно милорд, я все понимаю и готов исполнить любое ваше поручение.

— Этим ты мне нравишься больше всего, нам очень не хватает таких рыцарей. Мне пришли донесения, что в одной из деревень местные шалопаи держат в страхе местных жителей. Но что ужаснее они открыто выражают свое недовольство нашей властью над этими землями, поносят грязью святую церковь и подбивают соседние поселения к бунту. Насколько мне известно они обычные крестьяне, которые даже оружие не держали в руках. Это должно быть показательным наказанием для них, так как затронута и честь нашего ордена. Я хочу чтобы ты лично разобрался с ними. А затем я отправлю людей, чтобы пресечь дальнейшие их бунты.

— Будет исполнено. Назовите мне место куда я должен явиться и я тут же отправлюсь в путь.

Мне был вручен приказ и наставления, которые я должен был донести до местных жителей, после того как разберусь с чернью, что осмелилась запятнать честь ордена и святой церкви. Эти ничтожества узнают, что такое разгневанный рыцарь. И хотя селение находилось довольно близко, я не успевал попасть туда до темноты. Раз возмездие должно было быть показательным, значит мне следовало явиться днем. По этому пришлось остановиться на ночлег прямо в лесу.

Я развел костер. Насколько мог обустроил себе уютный ночлег и после того как поел, лег спать. Я долго ворочался и не мог сомкнуть глаз. Как вдруг меня насторожил какой-то странный, затяжной треск. Все еще лежа неподвижно и вслушиваясь в тишину леса я ожидал нападения врагов. Однако его не последовало, хотя треск повторился, но словно бы поблизости. Я прислушался внимательнее и понял, звук доносился из костра. А затем в мгновение ока, пламя из него разрослось до небес. Огромный столб огня, разбрасывал языки пламени. Меня сковал ужас от увиденного и в этот момент меня пламя охватило все моё тело. Огонь который нельзя было затушить или сбить, прожигал буквально насквозь. И лишь спустя несколько минут пережитого ада, все стихло… Передо мной стоял он…

— А ты в серьез поверил, что меня изгнали? Я лишь дал тебе передышку, чтобы ты испытал еще больший ужас. И судя по всему у меня это вышло…

Акт 4

Рыцарь был ошарашен и не понимал, как это может быть возможно. Его ужас и ярость с которой он так отчаянно пытался потушить пожар, пожар что охватил его тело. Это чертовски забавляло меня. Для меня это был лишь первый человек, подвергшийся моей силе. А для него такое воплощение ада на земле было совершенно в новинку. Никто прежде не испытывал ничего подобного среди человеческой расы. По этому чем сильнее он пытался мне противиться, тем более жуткие кошмары разрывались на миллион осколков в его сознании.

Я не раздумывал о том, что произойдет если рыцарь испустит дух. Это было совершенно не важно, так как я уже все равно умер слишком много раз. И восставая из мертвых я все равно лишь испытывал желание мстить роду людскому. По этому свести с ума бедного рыцаря, вполне приемлемый исход. А если его сердце не выдержит ужасов, которые я ему уготовил под каждую последующую ночь в его жизни — так тому и быть. Так я смогу отыграться хотя бы на нем. И сколь бы сильно он не старался избавиться от меня, к каким бы силам не взывал о помощи — я уже не покину его сознание.

В какой-то момент, я ослабил свою хватку ужаса на нем, чтобы он мог перевести свой дух и продлить мою с ним игру. Я ощущал его беспомощность и нарастающий гнев. Он ненавидел меня каждой клеткой своего тела. Но не мог пошевелить даже пальцем, настолько он был подчинен моей воле. В какой-то момент я упустил свой контроль над ним. Видимо тело не выдерживало и ему просто было необходимо поспать. Я не стал расстраиваться на этот счет. Мне совершенно некуда спешить. Эта ночь или следующая, у меня впереди еще много времени.

Рыцарь пробудился и хотя я был в этот момент лишь сторонним наблюдателем, меня радовал его упадок духа. Поникший, понимающий свою дальнейшую судьбу. Задание которое ему поручили, по всей видимости не вызывало у него больше никаких эмоций. Столь великий, столь сильный и славный воин, оказался сломлен бестелесным и невидимым окружающем миру «Сонным Параличом». Мне определенно все больше начинало нравиться это название. И знал бы я тогда, что мне еще предстоит обрести весьма широкую известность… Но к чему забегать вперед?

Он жадно пил воду, пытаясь восстановить силы. В таком состоянии он мог и не справиться с возложенной на него задачей. Однако несмотря на это он встал и перепроверил свое снаряжение. Он вынул свой меч и долго смотрел на него. Меч был идеально заточен, его обоюдно острый клинок, казалось пел в лучах солнца. Немая сцена длилась довольно долго. Быть может рыцарь молился перед битвой, кто их разберет? Однако он вложил свой меч в ножны и отправился к нужной ему деревне. Спустя несколько минут он стоял у столба, который был своеобразным центром. Люди поглядывали из окон домов с опаской и ждали. Рыцарь издал клич, приказывая выдать ему информацию о местных бандитах. Первым появился староста деревни, который попытался предупредить рыцаря, что ему не следовало приходить сюда одному. Так как местных разбойников тут целая дюжина.

Но рыцарь продолжал шуметь и привлекать к себе внимание. Пока с разных сторон не вышли те, ради кого он отправился в этот путь. Шайка была слегка подвыпившая и в разнообразных частях кожаных доспехов. Смотрелось это комично. Чувствуя свое численное превосходство они двинулись к рыцарю в надежде разобраться с ним быстренько и разделить его пожитки. Но как не следует делить шкуру еще не убитого медведя, так уж точно не стоит думать о пожитках живого рыцаря. Ведь в отличие от этого сброда, он был обучен тактике и тренировался различным методам рукопашного боя. Для него они были не опаснее фермеров с палками. Схватка длилась не долго, ведь каждый удар рыцаря бил в наиболее уязвимые места. Разоружив одних нападавших он двигался так, чтобы они мешали атаке других. Надо отдать должное, прыти нападавшим было не занимать. Так как некоторые все же смогли встать и пытались продолжить схватку.

Однако сколько бы раз они не пытались встать, исход этой битвы был предрешен еще в самом начале. Когда у разбойников оставалось сил лишь на стоны боли, рыцарь принялся привязывать их прямо к столбу. Когда дело было сделано он приказал старосте донести до остальных, те кто решиться помочь им — познает истинный гнев ордена. После не слушая бормотание и благодарности старосты, рыцарь отвязал своего коня и запрыгнув в седло отправился в обратный путь. Он едва не загнал бедное животное и мне было крайне интересно, куда это он так торопится? Оказалось мой интерес был не напрасным, так как отправился он не к главе ордена, а к местному лекарю.

После осмотра рыцарь получил вердикт — здоров. И видимо в порыве отчаяния он рассказал лекарю о наших с ним ночных приключениях. Мне было интересно не меньше его, есть ли тому какое-то научное объяснение. Но это ни к чему не привело. Лекарь лишь развел руками, а я уже с нетерпением ждал своего нового, ночного выступления. Ведь в конечном счете, на что бы не рассчитывал рыцарь едва лишь он решит заснуть, то я вновь заберу контроль над его телом.

Акт 5

Как объяснить другому человеку, что внутри тебя находится демон и при этом ты не сошел с ума. Ведь не всегда можно объяснить причины, по которым ты не можешь заснуть по ночам. Что если ни один лекарь или священник не может исцелить тело и душу, что терзаются каждую ночь? Рыцаря сводили с ума эти вопросы, так как для него это было не просто чьей-то незатейливой шуткой. С последнего его задания уже прошло больше двух недель, за которые он практически не спал. Ведь стоило ему лишь закрыть глаза, как появлялся тот, кто стал его ночным проклятием.

Некогда великий рыцарь превратился в довольно жалкое зрелище. Он сильно похудел, его кожа приобрела довольно болезненный вид и с каждым днем в нем оставалось все меньше сил, чтобы терпеть все мучения, которым его подвергал «Сонный Паралич». И если для него не было ничего святого, то рыцарю терять свою веру было непостижимо больно. Почему терять? Да потому что церковь пыталась помочь ему проводя свои разнообразные песнопения, да только «Сонный Паралич» — не реагировал на них. Глава ордена видя, как ухудшается состояние одного из лучших его рыцарей позвал несколько широко известных лекарей и инкогнито, нескольких ведьм. Мало кто знал, что их услугами частенько пользовались в высшем обществе. Хотя разумеется их деяния осуждали и плевались при первой же возможности находясь в обществе.

И если все разводили руками не понимая, как им бороться с тем чего они не видят. То ведьмы помогли установить, что всему причиной был дым, которым надышался рыцарь. Это не особенно помогло, однако это могло объяснить, причины по которым «Сонный Паралич» появился в теле рыцаря. Но только если этот дым был чем-то осмысленным, то причин по которым он остался в рыцаре не находилось. Ведь действие многих дымов, которыми одурманивали людей ведьмы, так же имели временные ограничения. Они выветривались обычно через несколько часов, в редких случаях дней. Но ни одной из них не доводилось слышать о дурманящем дыме, который мог бы продержаться в теле больше двух недель. Особенно принимая подобные формы, как дух убитого рыцарем монстра.

К тому же «Сонный Паралич» и не был демоном, либо солгал рыцарю о своем истинном имени. Ведь если бы демон назвал свое истинное имя, с ним можно было бы легко совладать. Но и демоном, «Сонный Паралич» быть не мог. В мире существует не так много демонов способных пережить обряды священников, не говоря уже о нескольких обрядах очищения к ряду. Таким образом когда все покинули покои рыцаря. У него не оставалось никаких шансов совладать с его монстром в ночи. К тому же он не стал рассказывать остальным, что временами «Сонный Паралич» стал прорываться наяву. Границы понимания стирались и теперь ему было не понятно, где сон, а где реальность. Тогда и состоялся этот легендарный диалог.

— Брось рыцарь, я уже практически завладел твоим телом. Ты ведь уже практически не разбираешься, что происходит вокруг. Ты ведь и так знаешь, что я могу сковывать твоё тело во время сна. С такими темпами, скоро я смогу сковывать тебя и наяву. А как только ты совсем ослабнешь, кто знает? Быть может я смогу шевелить твоими жалкими конечностями самостоятельно.

— Проклятый «Сонный Паралич»! Что тебе нужно от меня? Я победил тебя в честном бою, так почему же ты преследуешь меня? Почему не можешь уйти из этого мира в покое?

— Да не собираюсь я никуда уходить. Я заполучу твоё тело и тогда, смогу жить дальше. В смерти нет ничего прекрасного, особенно в мучительной смерти. А я испытал таких уже дважды. Так почему же мне покидать этот мир, если он мне дает возможности продолжить моё существование?

— Но почему я? Ты ведь сам убил тех невинных могильщиков. Ты сражался с двумя рыцарями, а не пытался найти способ жить в тишине и спокойствии.

— Да знал бы я почему именно ты? Видимо одна из тех ведьмачек была права и когда ты вдохнул пепел моего тела, то обрек себя на вечные страдания.

Рыцарь встал и пошатываясь прошелся из стороны в сторону. Он был великим воином, который никогда не сдавался. В любом даже самом безнадежном сражении он выкладывался на максимум своих возможностей и даже за их пределы. Он вытащил свой меч из ножен и взглянул на его клинок. Он увидел в его отражении череду побед, в которой не было ни единого поражения.

— Знаешь «Сонный Паралич», я всегда сражался до тех пор, пока не побеждал. Я всегда одерживал победу, даже если остальные говорили — это не возможно. Этот меч прошел тысячи испытаний и когда я держу его в своей руке, то всегда одерживаю победу. Говоришь ты победил? Говоришь ты одержал победу? Так знай же ты ничтожный червь, что благородный рыцарь никогда не примет свое поражение без боя. Раз уж ты оказался в моем теле, то в моем теле окажешься запечатан.

С этими словами рыцарь повернул клинок острием к сердцу и напоролся на свой собственный клинок. Жизнь покидала быстро тело рыцаря, а «Сонный Паралич» проникся уважением к рыцарю. Но в конечном счете для него ничего не изменилось. Ведь он знал, что рано или поздно, но рыцарь падет. Мир темнел погружаясь в беспросветный мрак. Жизнь величайшего и бесстрашного рыцаря угасла.

Эпилог

Величайший из рыцарей пал! Он был достойным человеком, величайшим воином и преданным ордену рыцарем. Дети мечтали быть похожими на него, чтобы однажды спустя многие годы попасть под его командование. Его смерть вызывала ужас и благоговейный трепет. Каждый знал, что ему довелось пережить схватку с ужасным монстром, но мерзкое отродье оставило на нем проклятье. Ужасный недуг, который медленно отравлял его тело и разум. Он не проиграл ни единого сражения. Он величайший рыцарь эпохи и заслужил самые пышные проводы в мир мертвых.

Для него подготовили погребальный костер, украшенный множеством цветом. Его тело отмыли и нарядили в дорогие одежды расшитые золотом. На ночной площади стояли почти все жители, не пришли разве что больные. Каждый житель держал в руках зажженную свечу, чтобы присоединиться пламенем свечи к огню его уходящей души. Священник произносил молитвы за упокой его духа. После погребальный костер воспылал самым ярким пламенем из всех возможных. Это был самый яркий уход из жизни, какого либо человека в этом мире…

Многие люди плакали, ведь их величайший из защитников пал… Но не все плакали по этой причине… Ведь многие уже успели вернуться домой и лечь спать… Где им и явился «Сонный Паралич»…

Белая Владычица

Пост опубликован: 17 октября, 2018. Автор: IncubusWithLove
Рубрики: Мрачные истории
Метка: ,

Возможно это последняя моя запись, запасы еды и воды заканчиваются. Дверь совсем скоро слетит с петель и я стану очередным слугой ее безумного желания окрасить весь мир в белый. Ведь по этому ее и прозвали «Белая Владычица». Никто точно не знает с чего все началось, казалось бы, самая обычная простуда и натертый нос не могли привести к концу человечества. Однако в этом была ее особенность. Она претерпела некоторые изменения в связи с болезнью и приобрела неимоверно сильную власть – контроль над разумом человека.

Никто точно не знает, как все произошло на самом деле. Однако я знаю точно, она распространяет какой-то вирус. Стоит ей коснуться человека, как он заражается от нее и уже не может контролировать свой разум. Она сначала наверняка не понимала, как работает ее сила. Просто передвигалась, как все больные люди с температурой. Движения несуразные и слабые. Чихая она могла заразить сразу группу людей. И вот тогда она наверняка и ощутила вкус своей власти. Все, кто был обращен ею начинали со временем белеть и не могли существовать без ее воли. Тогда-то впервые все и опомнились. Шутки про зомби апокалипсис стали реальностью, разве что сами обращенные вирус не передавали.

Это была самая настоящая война. Она завоевывала квартал за кварталом. Когда в бой вступила армия. Был обращен целый город. Да черт побери, мы опоздали и уже ничего не могли поделать с этим… Кто-то мне рассказывал, что изначально она хотела лечить людей и вроде бы даже была каким-то врачом. Жизнь чертовски саркастическая штука. Я пришел добровольцем в войска против этой нежити. И мы держались весьма неплохо. Мы теснили их и когда казалось победа близка, то она показала нам всю свою мощь. Она вызвала целые тучи вирусной инфекции, так что те кто был без защитных масок тут же обратились и перешли на сторону врага. Пока мы бились с теми, с кем еще секунду назад стояли бок о бок, к нам зашли обращенные мирные жители с тыла.  Я единственный уцелел и вел партизанскую войну, отстреливая загулявших обращенных. Но у меня заканчивались припасы.

И потому мне пришлось отправиться к ближайшей полуразрушенной заправке. Наверняка там уже успели поработать мародёры, но сидеть и ждать своей смерти я был точно не готов. Я перепроверил свое снаряжение. Один дробовик полицейского образца, два пистолета, один охотничий нож. Самое надежное оружие из всего, что есть. Так как патроны рано или поздно кончатся. Хотелось бы конечно убраться отсюда подальше, да только все пути отрезаны. Кругом шастают тучи этих одержимых. И лучше быть растерзанным, чем попасть к «Белой Владычице». Нет ничего ужаснее отсутствия свободы воли.

Я дождался ночи прежде чем выйти из своего укрытия. Как ни странно, но ночью ее подчиненные куда менее активны. Кроме того, так я могу быть менее заметным. Пройдя небольшой импровизированный аванпост из кучки полу-спящих истуканов. Я подошел в плотную к дверям заправки. Как и ожидалось, двери были вынесены, а вокруг была некоторая разруха. Прилавки тоже были побиты, но кое-где все же валялись не растерзанные упаковки чипсов. Аккуратно побродив между заваленных полок, я нашел то что искал. Немного консерв, запасов питьевой воды и несколько упаковок круп. Уже не плохо надо признать. Шоколадки и протеиновые батончики стали отличным дополнением. Я решил выйти через заднюю дверь, чтобы проверить осталось ли тут горючее, чтобы набрать канистру на всякий случай. Я легонечко приоткрыл дверь и душа ушла в пятки. Передо мной, как будто в замедленной съемке поворачивался один из одержимых. Нож был в сапоге и я просто не успел бы его достать, по этому я выхватил пистолет и выстрелил ему прямо в голову. Шум от выстрела в тишине, подобен грому в ясный день.

А дальше я побежал. Бежал так, что есть сил. Так как мой выстрел пробудил всю округу и объявил сезон охоты на меня. Со всех сторон, закутков и улочек на меня повалили одержимые всех мастей. Я бежал, вцепившись в свой мешок с едой. Это мой единственный сейчас способ выжить. Отстреливаться было бессмысленно, так как монстры гнались за мной нескончаемым потоком. Я начал вилять между улочек, чтобы оторваться от погони. И вот нашел наконец-то выступ пожарной лестницы. Я схватился за нее и начал было подтягиваться, чтобы забраться на крышу, как вдруг меня начало тянуть вниз. Кто-то из одержимых успел ухватиться за мой мешок. Адреналин помог мне дернуться изо всех сил вверх, чтобы вырваться из мощной хватки. Однако лямки мешка не выдержав лопнули и моя еда полетела вниз. Я буквально взлетел по лестнице вверх и подтянул ее чтобы они не смогли забраться таким образом.

Так я оказался на крыше этого проклятого дома. Единственное что я смог сделать это забаррикадировать дверь с которой был выход на крышу. Я был в ловушке между домами. Я не мог перепрыгнуть. Спуститься по лестнице тоже. У меня осталась лишь плитка шоколада, да все моё оружие. Теперь мне осталось только ждать. А первые стуки по двери уже начались. Как скоро они смогут ее вынести, это лишь вопрос времени.

Задались первые лучи рассвета и я с ужасом увидел плотно окруженное здание одержимыми. В какой-то момент они прорвались и я начал отстреливать каждого кто входил. Я расстрелял весь боезапас дробовика отбросил его в сторону и принялся стрелять с пистолета. Вскоре оба моих пистолета так же опустели. Я отбросил за ненадобностью и их. Теперь оставались только я и мой нож. Я успел завалить двух или трех одержимых, к тому моменту как они меня повалили. Я ударился головой и на время потерял сознание. Очнулся от жуткой головной боли, все там же. Меня окружали одержимые и не давали мне уйти. Но и не пытались причинить мне вред. Я подумал, что они решили замучить меня до смерти голодом.

И вот для того, чтобы убить время. Я продолжил эту запись. Доедая плитку моего последнего шоколада в этой жизни, которая лежала в моем боковом кармане. Затем началось какое-то движение и одержимые пропустили вперед ее. Она не казалась болезненной, она была просто сильно бледной. В самом деле «Белая Владычица». Я встал, ожидая того мучительного мгновения, когда она меня обратит. Она подошла и провела кончиками холодных пальцев по моей щеке. А затем слегка оцарапала ее. Я начал ощущать изменения в себе. Но я не становился одержимым. Это было совершенно иное чувство. Я становился таким же как она, «Белым Владыкой». И теперь трепещите все ибо мы идем… Идем, чтобы окрасить весь мир в белый.