IncubusWithLove » Tag: Ногицуне | IncubusWithLove

IncubusWithLove

Автор современных стихотворений и историй

Метка: Ногицуне

О Ногицуне, дух лисицы, что не знает покоя. Что манит тебя в жизни людской?

Танец Ко-лы

Иллюстрация «Танец Ко-Лы»

Пост опубликован: 1 июня, 2018. Автор: IncubusWithLove
Рубрики: Мини истории
Метка: , , , , ,

***

— Подайте монетку слепому старику. Подайте монетку кому не жалко и я поведаю вам невероятную историю!

— Как зовут тебя старик?

— Меня все зовут Едзи. Слышу в тебе сильный шаг, ты видимо сильный воин?

— Все верно старик. Держи монету и поведай мне историю о которой говорил.

— О, спасибо!

***

История, что я расскажу о самой прекрасной гейше по имени Ко-ла. Ее отец был великим самураем Хаттори, который верой и правдой служил своему сюзерену. И однажды сопровождал его в походе в далекие земли, где произошло ужасное. Я был слугой сюзерена, которого сопровождал Хаттори. Мы прошли долгий путь и когда уже подумывали искать место для ночлега, на нас напали какие-то дикари. Их было слишком много и нашего сюзерена не смогли бы защитить в такой суматохе. Хаттори приказал задержать их, чтобы мы смогли спасти нашего господина и повел нас глубже в лес. Мы не различали дорого, ведь для нас было главной задачей увести нашего сюзерена, как можно дальше от дикарей. Ноги налились свинцом и нам была просто необходима передышка, но едва начали пробиваться лучи рассвета. Как мы услышали шум погони. Безумный вой и гиканье за спиной придало нам сил. В какой-то момент мы выбежали к огромной стене, что уходила высоко вверх. Так бы и закончилась эта история, но Хаттори увидел чуть дальше от места где мы были, небольшой разлом в стене. И мы ринулись все к разлому.

Как только мы пересекли стену, погоня прекратилась. Дикари стояли и смотрели молча нам в след. Это сейчас я понимаю, что умереть был не такой уж и плохой вариант. Но тогда мы просто не могли понять, почему они нас отпустили. А дальше нас ждали еще более невероятные события. Мы выдохлись и больше не могли никуда идти, так что сделали привал, практически на голой земле. Я не мог обеспечить комфортным ночлегом моего сюзерена, но зато я успел во время суеты захватить с собой сумки с едой. Мы немного передохнули и перекусили, а после отправились в путь. Шли мы целых три дня, пока не вышли на ровную каменную землю. Вот тут мы ахнули. Огромные, невероятно огромные дворцы, украшенные огненными фонарями. Была поздняя ночь, но эти фонари освещали все вокруг словно днем. Мы хотели просить достойного ночлега для нашего сюзерена. Когда мы подошли к великим дверям и стали в них стучать, то ничего не произошло. Мы стали задумываться, что все это нам причудилось. Ведь таких огромных дворцов не может быть. Как вдруг двери резко распахнулись и из них вывалился, огромный, отвратительный и гогочущий великан.

Он, шатаясь во все стороны ринулся прямо в нашу сторону. Я испугался до ужаса и побежал куда глаза глядели. Хаттори побежал навстречу великану, пытаясь сразить его и тем самым защитить нашего сюзерена. Он наносил удары по ногам великану. Его стало болтать еще сильнее, пока он не запутался в ногах и не рухнул вниз. В руке великана была какая-то необычная дубина, которая выпала из его руки и придавила нашего господина. От удара из нее выскочила железная часть и стала выливаться черная жижа. В порыве гнева Хаттори запрыгнул на упавшего великана и побежал по нему. Когда он добрался до его горла, яростно воткнул свою катану в его вену и распорол ее до самых плеч. Затем он бросил свое оружие и побежал к нашему господину. Он истекал кровью и медленно умирал. Собравшись с силами, он дал последние указания своему защитнику: «Расскажи всем, что тут произошло.» Хаттори не мог поверить, что его сюзерен мертв. Он даже подумывал сделать себе сеппуку. Но он знал, что у него есть долг перед нашим господином. Он подошел к отлетевшей части этой неведомой дубины великана. Мы отчетливо узнали в этом предмете шляпу на подобии сандогаса, только она была сделана полностью из железа.

Мы взяли ее с собой и пошли в обратный путь. Вернулись к разлому в стене, но там больше не было видно дикарей. Хаттори вел меня за собой к своему дому, чтобы понять, как нам быть дальше? Нас встретила его дочь Ко-ла, которая была очень рада возвращению отца. Она накормила нас и приготовила нам ночлег. Мы спали почти целый день. Усталость и голод окончательно лишили нас сил.

***

— Так, а что же было дальше?

— А дальше история становится еще интереснее. Вот только я бедный слепой старик, дай мне еще монетку и я продолжу свой рассказ.

— Ну рассказывать истории видимо ты умеешь. Ладно держи еще монету.

— Ооо, добрый господин. Слушайте, слушайте дальше.

***

На следующее утро, я проснулся раньше Хаттори. Вышел во двор и увидел Ко-лу во всей красе. Ее волосы вороного крыла были уложены в прямоугольную прическу так, что было видно ее изящную лебединую шею. У нее было весеннее и очень яркое кимоно украшенное цветами и с длинными, глубокими белыми рукавами. Ее оби из летающих сюрикенов придавал ощущение динамики и скорости. Но самое прекрасное – это ее танец. Она держала на большем пальце нашу находку в странных землях. Изгиб ее руки скрывал тонкие грани кисти, придавая еще большую женственность ее движениям. Я присел на порожки их дома и совсем рядом с собой увидел сямисен. Взял его в руки и начал играть мелодию, что лилась прямиком из моего сердца. Она взглянула на меня слегка задумчивым взглядом и после вновь продолжила свой танец. Играя я закрыл глаза и в голове засел этот образ, кружащейся в танце Ко-лы. Ее танец настолько ускорился, что мне казалось в ее руках было куда больше железных шляпок. Когда я открыл глаза, она одела железную шляпку себе на голову. Ее ярко-красный цвет, отлично дополнял ее красоту. Я помог ей проделать в ней две небольшие дырочки, чтобы она могла продеть в них завязки. Она одела ее наголову и закрепила.

Она была прекрасна. И хотя теперь я лишен зрения, я все равно вижу ее танец. Но все прекрасное не могло длиться так долго. Хаттори был теперь Ронином и раз он выбрал жизнь, значит предал своего сюзерена. За ним прислали ниндзя, которые должны были выполнить черное дело. Никому не нужны были его объяснения и его трофей. Он приказал мне бежать и увести его дочь, как можно дальше из этих мест. Я взял Ко-лу за руку, она рвалась остаться с отцом и принять свою судьбу, но я все же утащил ее за собой. За спиной слышался звон скрестившихся катан. Мы бежали вперед и забежали в лес. Я не слышал за нами погони и потому, в какой-то момент подумал – мы оторвались. У нас теперь был только один путь, дальше в лес в неизведанные земли. Там, где мы повстречали дикарей. В городе нас наверняка будут поджидать убийцы, но идти к дикарям так же не было смысла. У нас был лишь один путь. В те самые далекие земли, где обитали великаны. Путь до разлома не составил трудностей. Ко-ла грустила по отцу, но все же смогла понять – иначе мы бы не ушли. Она спросила меня

— Едзи, куда ты ведешь меня?

— В единственное место, где нас не станут искать. В земли, где твой отец сразил великана.

— Но там же опасно? Нас там убьют, ты же не воин.

— Там у нас есть хоть, какой-то шанс выжить. Впереди земли дикарей, позади нас ждут шпионы и наемные убийцы. Мы скроемся среди гигантов, они нас и не заметят. Главное не идти к их жилищам.

— Едзи, но как же мой отец?

— Прости милая Ко-ла, но боюсь мы не сможем его взять с собой. Я не хочу тебя огорчать, но скорее всего он уже мертв. Если мы попробуем вернуться, его смерть окажется напрасной.

Я решил тогда, раз дикари боялись великанов за стеной, то лучше будет идти не лесами. Мы шли рядом с ней, в надежде. Что дикари будут опасаться приближаться к ней в принципе. Ко-ла, держалась и это придавало мне сил и уверенности. Я должен был защитить ее и обеспечить, хоть каким-то комфортом. Я понятия не имел, что могло нас ждать за той стеной. Получится ли проскочить мимо великанов или быть может как-то сосуществовать с ними. В моей сумке, с которой я никогда не расстаюсь было немного еды и воды. Этого должно было хватить на первое время, во всяком случае я так надеялся. До разлома мы дошли без приключений. Перебрались за стену и совсем скоро нашли ту самую дорогу из твердого камня. Нам нужно было какое-то, место где мы могли бы поселиться.

Но как это не удивительно, такого места найти не удалось. Тогда я придумал одно безумное и одновременно отчаянное решение. Дождаться, когда наступит поздняя ночь и пробраться в жилище великанов. Я не герой и никудышный воин. Но я должен был заботиться о Ко-ле. Так что я собрал в себе все свое мужество и решил осмотреться. Тут было несколько домов, но один из них стоял дальше остальных и был, расписан цветами. Быть может великаны не все агрессивные? Входная дверь была старая и местами потрескавшаяся. Снизу в самом углу был достаточно большой проем, чтобы я мог пролезть внутрь и осмотреться. Внутри было довольно скудное убранство, однако угрозы в этом месте не ощущалось. В дальней комнате я увидел кресло, в котором крепко спала, старая великанша. Она не казалась опасной, но я решил лучше все-таки не шуметь. Рядом с дальней комнатой была по всей видимости кухня. Я нашел там просто невероятно огромные суши на низеньком столике. Подумал, как бы туда забраться. Небольшой табурет был весь украшен резьбой. Я сначала забрался на него, а от туда до стола было рукой падать. Я отрезал довольно большой кусок лососины и собрал несколько огромных рисин. Ну хоть с чем-то повезло, подумал я и сложил все в свою сумку. Я решил зайти в последнюю комнату.

Сюда по всей видимости давно никто не заходил. Это была детская комната, в которой было довольно много различных кукол, огромных размеров. Я осматривался и тут у меня, перехватило дыхание. Я увидел небольшой домик и обрадовавшись побежал к нему. Я открыл двери и бегал из комнаты в комнату. Я думал, что тут живут такие же как мы, обычные люди. Но я ошибся, по всей видимости это была очередная игрушка великанов. Это немного расстроило меня, однако затем я вновь понял насколько мне повезло. У нас есть целый дом, в котором можно будет комфортно жить и не опасаться великанов. Я сомневаюсь, что старушка играет в домик и кукол. Скорее всего это была ее детская в давние времена. Лучше места было не найти, так что я отправился за Ко-лой.

— Едзи, что ты говоришь? Как мы можем жить с великанами? Они же разорвут нас в клочья.

— Не переживай. Та великанша совсем не страшная. Она уже старая и скорее всего вообще не заметит нас. Кроме того, нам все равно нужно где-то жить, чем-то питаться и что-то пить. А там с едой у нас не будет проблем, ты только взгляни.

— Это что лосось? А это что? Рис? Такие большие.

— Вот именно! У нас будет вдоволь еды и воды. Это лучший вариант из тех, что у нас есть.

— Тогда веди меня. Я вверяю свою жизнь в твои руки.

— Я не подведу тебя Ко-ла! Можешь рассчитывать на меня, я готов отдать жизнь за тебя.

Так мы и поселились с ней, в том домике. Великанша была очень милой пожилой женщиной. Она мало двигалась, в основном днями она читала книги, а ранним вечером она засыпала. Как я и предполагал в комнату с игрушками она не заходила. Еда и вода были в изобилии, с такими великаньими порциями это и не удивительно. Но как я уже и говорил всему однажды приходит конец.

***

— Дай угадаю старый ты прохвост, еще монетку за продолжение рассказа?

— Ну я же старый и слепой, мне ведь тоже надо, как-то жить.

— У меня складывается чувство, что ты живешь куда лучше остальных, возможно даже чем я. Но да ладно, рассказывай дальше.

***

А дальше было утро. Каждое утро мы просыпались, под пение старой великанши. Она напевала, какую-то старинную песню про любовь самурая к дочери императора. Это была трагичная история, но для нас она означала новое утро. Поначалу мы опасались, что она услышит нас. Но как оказалось она уже от старости плохо слышит. Так что я даже мог иногда играть на сямисене, а Ко-ла танцевала свой великолепный танец.

Так мы и жили, долгие годы душа в душу. Я не могу сказать, что наша жизнь была ужасна. Да мы жили в поселении великанов и днем не выходили из своей комнаты. Ночью, когда старая великанша засыпала, мы выходили в поисках еды и иногда даже выходили на ночную прогулку на улицу. С каждым днем мы все больше привыкали к такой жизни. В какой-то момент даже начали считать это место своим домом. Даже уже успели задуматься о том, чтобы завести детей. Пока в один ужасный день, ронин по прозвищу Ногицуне не явился по наши души.

Он не был человеком, все считали его демоном, что лишает жизни. Поговаривают, что однажды его господина убили, из-за оплошности других людей. Он не был виновен, но как бы ни было это сурово, император отправил за ним убийц. Но к его удивлению, те не вернулись. Тогда он сказал, что заплатит большую сумму, за голову этого ронина. Поговаривают, что самый древний клан ниндзя взялся за работу. Да только и их постигла неудача. Естественно пошли слухи, что он не человек, раз в одиночку смог расправиться со всеми охотниками за его головой. Да так расправлялся, что после никто не находил и следа. Так его и прозвали Ногицуне. Император издал указ, в котором каждый кто предоставит ночлег или помощь Ногицуне – будет лишен жизни. А если принесут его голову – получат столько же золота. Дурной он все же был человек, с черной душой. Ведь каждый убитый им человек, был поглощен вечной тьмой. Поговаривают, что внутри доспехов вообще не осталось ничего человеческого. Только лишь тьма, да демоническая маска.

Почему он явился по наши души, никто не знает. Поговаривают, что так он решил заслужить прощение императора. Но истинной цели никто не знает, кроме нас. Ведь по всей видимости искал возможность найти свою смерть. Либо сразиться с истинно достойным противником. Это сейчас я понимаю, что великан которого сразил Хаттори — был беспробудно пьян. Но и то, сражение не казалось легким. А как вспомню, что произошло… До сих пор жуть берет если честно…

***

— И чтобы, ты этакий пройдоха, смог собраться с духом, тебе нужна еще монетка, не так ли?

— Добрый господин, если бы не посеянный ужас в моей душе, я бы не просил платы. Но раз уж так сложилось, то еще одна монета сможет вернуть мне храбрость в голосе.

***

Мы с Ко-лой, вышли на прогулку под ветреной луной. Шелест огромной листвы, ни с чем не сравнимое ощущение. Я не смог бы описать словами необычность и красоту это гигантского мира. Но это был теперь наш мир, так что мы научились наслаждаться его красотой и необычностью. Мы начали считать этот мир нашим и за это жестоко поплатились. Мы привыкли что в ночной тишине, мы могли делать все что пожелаем. Однако не в этот раз. Из идзакая вышла целая компания, подвыпивших великанов. Они толкали друг друга и противно гоготали. Полная луна, давала довольно много света и видимо один из них нас заметил. У меня начался панический страх и я остолбенел. Я вообще не мог пошевелиться и видимо моя спутница тоже.

— Смотрите, какие странные штуки?

— Да это же куклы

— Неет, смотри они живые. Вот будет потеха.

Очевидно страх подстегнул меня еще сильнее, так что я схватил за руку Ко-лу и прокричав «Бежим», потянул ее за собой. Они бы все равно нас нагнали, нет никаких сомнений. Но вот наш путь преградил Ногицуне. Он стоял прямо посередине дороги преграждая нам путь, а позади нас бежали великаны. Ногицуне достал свою катану, конец его клинка уперся в каменную землю. А затем он побежал на нас. Его скорость была не человеческой это точно, а катана и вовсе выбивала искры. Я обняла Ко-лу, думая что это наш последний миг. Однако Ногицуне пробежал мимо нас. Он пришел не убивать нас, он пришел нас спасти.

Хоть душа его была и черна, но он был великим воином. Всего великанов было трое. Ногицуне ловко орудовал коротким клинком, подтягиваясь и взбирался по его ноге таким образом. Затем одним мощным и быстрым ударом рубанул катаной по сухожилиям. Так что первый нападавший не успел даже понять, как столь мелкое для него создание смогло лишить его подвижности. Второй нападавший ударил тыльной стороной ладони, так что Ногицуне отлетел и врезался в дерево. Обычный человек точно был бы уже мертв. А этот упал на колено, тряхнул головой и побежал на встречу великану, что ударил его. Великан поразился его прыти и начал пробовать затоптать сновавшую перед ним мелочь. Его попытки были довольно безуспешны. Так как Ногицуне довольно ловко уворачивался. Он мелькал под ногами великана и наносил удар за ударом. Третий великан, никак не мог помочь своему собрату. Они толкались и мешались друг другу. В какой-то момент второй, запнулся за ногу третьего и упал. Ногицуне уже бежал по его спине, чтобы успеть добраться до его горла. Он успел сделать несколько мощных ударов катаной. Прежде чем его настиг очередной удар ладонью третьего великана. На этот раз Ногицуне покатился по каменной земле, а его катана вылетела из руки и затерялась в придорожных кустах. Третий великан был в ярости, потому побежал на своего противника. Желая стереть его в порошок. Он замахнулся уже ногой на лежащего Ногицуне, но тот внезапно вскочил и избежал удара. Пока великан не успел опомниться, Ногицуне стал карабкаться по его второй ноге цепляясь коротким клинком. Это осталось его последнее оружие. Он быстро и юрко взбирался по согнутой спине великана. А когда добрался до шеи, стал наносить ему частые и короткие удары. В какой-то момент показалось, что у великана на шее не осталось живого места. Тот пошатнулся и начал падать. Ногицуне не смог удержаться и рухнул вместе с ним. Бой был окончен. Два великана были мертвы, третий был без сознания. А наш спаситель лежал неподвижно чуть поодаль от последнего нападавшего.

— Что будем делать, Едзи?

— А я почем знаю? Я боюсь его даже трогать, он же демон, вне всяких сомнений.

— Демон или нет, но он спас нас, мы должны ему помочь. Помоги мне его отнести в наш дом.

— Ко-ла, давай его лучше оставим тут. Вдруг он очнется и решит и нас за одно изрезать? Я не воин. Да и вообще, поговаривают – кто коснется демона, будет проклят. К чему нам это?

— Едзи, что ты за человек такой? Не хочешь его нести, я сама его понесу.

***

— Боже, старик я тебя ненавижу уже. Ты из меня уже почти все деньги выудил. Держи свою монету и не томи, говори дальше.

— Как скажешь, добрый господин.

***

Она в самом деле схватилась за него и попыталась тащить. Я боялся до жути этого проклятого воина. Но я видел, как мучается Ко-ла и все же решился ей помочь. Он был тяжелым, скорее всего из-за его доспехов. Но мы все же смогли его дотащить, до нашего дома. Пока тащили его по полу раздавался лязг метала и жуткий скрежет. Я думал если мы разбудим, пожилую великаншу – нам конец. Так что минуты, что мы тащили его, казались вечностью. А шум, который он издавал, казался игрой очень нервного музыканта. Когда мы занесли его в наш дом я сказал, что не хочу участвовать в остальном. Ко-ла, посмотрела на меня, как-то странно. Но я тогда не придал этому особенного значения. Старый дурак, надо было вести себя по-другому, глядишь и с глазами бы остался. Его доспехи были ужасны, они буквально вселяли ужас. Но когда Ко-ла сняла с него доспехи. Я говорю с него, но под ними оказалась девушка, с роскошными волосами словно лучи солнца. Мы очень удивились.

Мне очень запомнился тогда один момент. Ко-ла, склонилась над Ногицуне. Ее черные волосы вороного крыла, распустились во время суматохи и теперь ниспадали на золотые волосы Ногицуне. Как девушка могла попасть в самураи и тем более уничтожить столько убийц, отправленных за ней. Ко-ла увидела, что я таращусь и выгнала меня из комнаты. Так начались горькие для меня деньки. Ко-ла, только и делала, что ухаживала и лечила Ногицуне. Лекарств оказалось довольно много, у пожилой великанши было много всякого добра. Спустя 5 дней, Ногицуне очнулась. Она еще было очень слаба, однако даже в таком состоянии она пугала меня. Ее глаза. Они были цепкие, словно вонзающийся клинок. Со мной она кстати не говорила вовсе. Ни одним словом не перекинулась, зато на вопросы Ко-лы отвечала с энтузиазмом.

— Как ты себя чувствуешь Ногицуне?

— Впервые за долгие годы, действительно хорошо.

— Но как? Ты ведь сражалась с целыми тремя великанами и победила их.

— Я воин, всегда им была. Мне не в первой держать удар, за мной вечно гонялись всякие убийцы, с тех пор как я стала ронином.

— Но ведь ты не простой воин? Я вижу в тебе что-то иное, нечто большее чем человека.

— Да, когда-то я заключила сделку с демоном. Он дал мне великую силу, но за это забрал слишком большую плату. Хотя тогда я не знала, насколько это окажется огромной платой.

— Что же он потребовал от тебя?

— В том и дело, я не знаю, чего он меня лишил. Он стер это из моей памяти и теперь. Если у меня получится вспомнить, я смогу разорвать контракт. С тех пор я и хожу в поисках. Мне рассказали о том, что двое бежали в земли великанов. Это стало чем-то вроде байки, в которую мало кто верит, но рассказывают многие до сих пор. Что двое вернулись с земель великанов и после один из них вернулся с прекраснейшей из всех женщин на свете. Хоть в чем-то байки не врали, ты в самом деле прекраснейшая из всех женщин.

— Ой, спасибо. Ты меня засмущала…

— Я не знаю, что меня тянуло в эти земли. Победив великанов, это ничего не изменило бы для меня ровным счетом. Мне просто хотелось посмотреть, на эти земли. А после я увидела тебя опасности.

На мои вопросы она не отвечала, так что я вышел из комнаты. Я злился, что я заботился о Ко-ле все это время, а все почести достались этой проклятой девке.

***

— Старик, да ты сам демон! Сколько можно?

— Ну не скупись, у этой истории есть конец, а у тебя есть еще монеты.

***

Я говорил, что полюбил за это время Ко-лу? Да это же очевидно было в какой-то мере. Мы были связанны одной судьбой и у нас больше не было никого другого. Каждый прожитый с нею день стал для меня наполненным смыслом. Я служил своему господину и верил, что в этом был смысл моей жизни. Но ведь я ошибался, как никто другой. Мое истинное призвание было любить Ко-лу. Ведь она стала для меня абсолютно всем в этом и во всех других мирах. Все эти прогулки под луной, все вечера с ветром, колышущим листву – это все навсегда отпечаталось в моей душе. Ведь только когда по-настоящему любишь, наслаждаешься всеми моментами, прожитыми вместе. Хорошими и плохими, радостными и печальными. Наша с ней встреча была столь спонтанной, столь сумбурной и насыщенной, что попросту не оставалось сомнения – судьба свела нас.

Я хорошо помнил, как она лишилась отца и горевала, по нему. Я отлично помню моменты ее радости, когда я играл для нее, а она танцевала. Как мы вместе наслаждались первым ужином из огромных рисин и лососины. Как это было необычно и в то же время, очень забавно. Мы провели с ней много дней и много ночей, чтобы считать эти воспоминания не важными. Все они, каждое воспоминание были для меня смыслом моей жизни. Поэтому появление этой грязной девки Ногицуне, для меня казалось проклятием. Видимо я за то, что не уберег своего господина – я был вынужден расплачиваться, всю свою жизнь.

Ко-ла, стала меньше обращать на меня, внимание. Ее теперь интересовали лишь беседы с Ногицуне, а я был просто рядом. Я не мог покинуть и отказаться от нее. Она ведь была для меня теперь всем. Я просил ее уйти от Ногицуне со мной, снова. Как в тот день, когда она покинула свой родной дом. Это может показаться странным, но я видел внутреннюю борьбу в ней. Она в самом деле помнила те же яркие совместные дни и ночи, но не могла оторваться от нее. Ногицуне обладала какой-то властью над ней. С той самой ночи, когда мы принесли ее в дом. Я понимал, что дело не в Ко-ле, дело в Ногицуне. Поэтому, когда Ко-ла отправилась ночью за водой, я пришел к комнате Ногицуне.

— Выходи подлый демон. Не притворяйся что меня не существует. Я знаю, что ты все прекрасно слышишь.

— Ты жалкий ничтожный червь, как смеешь ты тревожить меня?

— Ты не получишь ее?

— И кто же меня остановит? Ты?

— Если придется отдать ради этого мою жизнь, я не стану раздумывать.

— Кому нужна твоя ничтожная душонка?

— Ты слышала меня Ногицуне, останется лишь один из нас. Я никогда не отпущу ее, потому что люблю всем сердцем и душой.

— Тогда я лишу тебя их.

С этими словами гадкая демонесса, легким взмахом руки вытащила свой короткий клинок. Оказывается, Ко-ла слышала, часть нашего разговора. И скорее всего, только по этой причине я все еще остался в живых. Ногицуне смутилась, но всего лишь на мгновение.

— Ко-ла, этот червяк хочет встать между нами. Ты ведь знаешь, что только я могу дать тебе достойную жизнь. Настоящую жизнь, не в этом великаньем клоповнике. Идем со мной.

— Ногицуне, но Ёдзи, я не могу оставить его. Я люблю его.

— Но ты любишь и меня Ко-ла. Не отрицай этого, ты чувствуешь и знаешь, что не сможешь отказаться от меня.

— Не могу.

— Ко-ла, о чем ты говоришь? Она же демон? Как ты можешь ее любить?

— Едзи, ты не можешь этого понять. Я чувствую, что моя любовь к ней особенная. Она ни с чем не сравнима. Это настолько непреодолимо, что даже если бы я была мотыльком и подлетев слишком близко сгорела бы едва прикоснувшись к ней — я бы все равно отправилась в полет. Я чувствую в ней невероятный свет, который ты не можешь видеть. Ведь он предназначается лишь мне. Это как идти сквозь пустыню изо льда и снега, когда силы уже начали покидать меня и я должна был превратиться в ледяную статую я увидела нежный свет. Который дал мне надежду и немного тепла, чтобы я могла идти дальше. Так этот свет обволакивал и все сильнее грел меня. Этот свет стал теперь частью меня. Я не могу отказаться от нее, потому что это означает оторвать часть себя.

— Но Ко-ла, я же люблю тебя? Я не смогу вырвать тебя из своей жизни, я буду идти за тобой куда бы ты не отправилась.

— Тогда я лишу тебя жизни мерзкий червь, Ко-ла однажды позабудет тебя.

С этими словами Ногицуне, замахнулась клинком. Ко-ла прикрыла меня собой. Я видел ужас в глазах Ногицуне, ведь она не успевала изменить траекторию удара. Клинок прошелся по ее горлу и соскочил по моим глазам. Ногицуне выронила клинок, а я казалось не чувствовал боли в глазах. Потому что боль в моей душе не могла сравниться ни с чем в этом мире.

— Я вспомнила. Вспомнила чего лишил меня демон. Он лишил меня любви. Я забыла что такое любовь. Сделка с демоном теперь разрушена, но я не успев обрести свою любовь вновь потеряла ее.

С этими словами она выхватила клинок и вонзила его себе в сердце. А я так и остался сидеть, держа голову Ко-лы у себя на руках.

Я не знаю сколько я так просидел, для меня время потеряло всякий смысл. Мне не хотелось жить, да только я так и не набрался храбрости свести счеты со своей жизнью. Я не знаю, как я смог найти выход и как, добрался в это поселение. Я посвятил всю свою оставшуюся жизнь, памяти о моей Ко-ле, рассказывая историю нашей любви. Так заканчивается эта история, но не заканчивается моя любовь к ней.