IncubusWithLove » Метка: Смерть | IncubusWithLove

IncubusWithLove

Автор современных стихотворений и историй

Метка: Смерть

Таинственные мини истории

Иллюстрация «Таинственные Мини истории»

Пост опубликован: 15 июня, 2020. Автор: IncubusWithLove
Рубрики: Мини истории
Метка: , ,

— Ох, это опять ты? Девочка, ну сколько я тебе уже говорил, не стой у витрины. Ты мне всех клиентов распугиваешь. Ты пугаешь их тем, что приходишь с самого утра и стоишь тут до самого вечера.

— Но я жду одного человека. Я знаю, что он наверняка меня слышит и любит.

— Ох и глупая ты девчонка. Пойми ты что все мужчины одинаковы. Он воспользовался тобой или хотел воспользоваться – а после просто забыл про тебя. А ты, вместо того чтобы забыть его, продолжаешь приходить сюда. Ну мест разве других нет? Не водил же он тебя только сюда? Я вообще не помню тебя, почему я-то должен страдать?

— Простите, но ваш книжный магазин — это единственное место что связывало нас. По крайней мере в тот момент, он еще был… В смысле он и есть… В общем мне трудно будет это объяснить вам.

— Ох, горе мне. Хоть закрывайся и переезжай.

— Да вы не переживайте, как только он появится вновь, я обещаю что больше не доставлю вам хлопот.

— К тому времени мой магазин уже прогорит… Но раз уж я все равно не могу никак от тебя избавиться, давай я тебе хоть стул вынесу. В ногах правды нет.

— Ой, спасибо большое. Может я могу вам чем-то помочь?

— Я не знаю. Какая от тебя может быть помощь? Ты же отпугиваешь сейчас людей, а не завлекаешь.

— Так давайте я буду их завлекать? Мне ведь на самом деле тоже не очень весело тут стоят без дела. Хотите я буду кричать, что у вас лучший выбор книг в городе или только у вас, можно найти подарочное издание… А какое у вас кстати есть подарочное издание?

— О боже, нет! Никаких криков. На книги не нужны зазывалы, в классическом виде, как ты их себе представляешь. Книга это же что-то тонкое, эфемерное даже. В ней есть нечто сокровенное, а ты тут вопить на всю улицу собираешься. Нет, тут нужен более тонкий подход.

— Тогда давайте я буду читать вслух? Это же не нарушает тонкость и эфемерность, которая сокрыта в книге?

— Может быть ты и не так уж безнадежна. Тебя как хоть зовут? И сколько тебе лет девочка, надеюсь меня не оштрафуют за детский труд?

— Меня зовут Маришка и вообще-то я не такая уж и маленькая, мне 23. Хотя ваш сарказм не такая уж и новость.

— Ты поди отлично знаешь меня? Как будто живешь в моем магазине… А погоди, так и есть же, ты же отпугиваешь моих клиентов. Сама вызвалась помогать, так может возьмешься уже за работу?

— Все знают токсичного и вредного старика, что практически не следит за своей книжной лавкой. Так что я ваша последняя надежда вдохнуть жизнь в вашу лавку.

— Я вообще-то не такой уж и старый, мне всего 45.

— Опять этот сарказм. Но все же правда в ваших словах есть, так что я пожалуй начну читать. Вам надо поберечь свое сердце, а то сами понимаете, в вашем возрасте не к чему нервничать…

— Видимо мне придется еще несколько раз пожалеть о своей доброте… Начни с этого.

С этими словами он отправился внутрь магазина, а Маришка взглянула на обложку книги врученную человеком буквально сотканном из сарказма. Она никогда не читала прежде ничего подобного. Ее завлекло буквально с первых строк, но все же местами она буквально чувствовала… Это было сложно описать словами. Потаенное ощущение, того что эта мини история имела место быть в реальном мире. Хотя написанное в книге попросту было невозможно. Люди не умеют обращаться в животных, а древние статуи не могут обращаться в людей. Но все же хоть и небольшая частичка вложенного в книгу, была истинной правдой. Маришка не успела заметить, как история кончилась. Словно бы это она держала медвежонка под тем деревом.

Она решила, что упустила какую-то деталь и стала увлеченно читать снова. Каждое прочитанное слово проходило сквозь нее оставляя различные эмоции и впечатления. Но вновь по окончании мини истории она не могла понять, почему ей кажется это настолько реалистичным, несмотря на явную художественность произведения. Она читала и читала по несколько раз, пытаясь осмыслить почему ей так нравиться и близко, то что она прочла. Маришке захотелось узнать, кто автор данного произведения, но зайдя внутрь лавочки она увидела множество галдящих наперебой людей. Все чего-то требовали от лавочника, так что пришлось подождать пока народ не разойдется.

— Маришка, почему ты не предложила читать вслух раньше. Благодаря тебе, тут были просто толпы народу. Скажи честно ты ведьма? Я правда никому не расскажу.

— Никакая я не ведьма! Это все история, которую вы мне подсунули, она… Она восхитительна. Но я не нашла никаких упоминаний об авторе. Кто написал эту мини историю?

— Э-нет, я не стану выдавать свой самый ценный вклад. Ты себе представить даже не можешь, чего мне стоило уговорить дать мне хотя бы одну историю. Но с таким ажиотажем мою лавку можно спасти. И да, признаю. Без твоей помощи скорее всего такого спроса не возникло бы вовсе.

— Ну пожалуйста, расскажите мне о нем. Я обещаю, что его тайна останется вместе со мной до конца моих дней.

— А кто сказал, что это он?

— Она?

— Ну во всяком случае мы выяснили, что ты все-таки не ведьма.

— Опять этот сарказм! Это просто невозможно, все я ухожу и больше не буду читать вслух, раз вы не можете выполнить такой пустяк и рассказать, хоть что-то об авторе.

— Ну и ладно, теперь все и так расскажут о моей лавке и уникальной истории, которую можно купить только у меня.

Маришка ушла домой, а хозяин лавки еще какое-то время подсчитывал прибыль. Лавочник немного слукавил, сказав что историю можно купить у него. На самом деле у него был лишь один экземпляр данной истории. Так что все люди, что пришли сегодня и желали купить книгу – сделали лишь пред заказ. А значит сегодня ему стоило закрыться пораньше, чтобы успеть сделать нужное количество копий. Ночь была крайне тяжелой для него, так что поспать практически не получилось. Разумеется, следующий день стал настоящей обузой, так как распродав все экземпляры он едва не засыпал, сидя за стойкой.

Выглянув на улицу из окна, он увидел Маришку. Она сидела на стуле в ожидании своего чуда. Несмотря на то, что читать вслух он ее не просил, стул для нее он все же вынес. Ну не читает она историю и черт бы с ней, но видеть как она стоит каждый день за окном — было просто невыносимо для него. День сменился другим и казалось, что все вернулось на круги своя. Людей в лавке, как и прежде не было. Никто не заходил даже за той историей, с которой все началось. Пустая лавка внутри и одинокая Маришка снаружи. Лавочнику очень не нравилась идея рассказывать об авторе этой истории. Но по всей видимости у него больше не оставалось выбора.

— Маришка.

— Да? Вам нужен ваш стул?

— Ой, нет конечно. Я хотел поговорить насчет твоей помощи. Я не сторонник бесплатной работы, а завлекать людей у тебя в самом деле талант. Может быть я найму тебя? Огромное жалование не обещаю, но это хоть что-то.

— Я бы с радостью согласилась, но вы же тогда не расскажете мне про автора мини истории. А я лучше уж буду голодать, но узнаю про него все что возможно.

— Голодать?

— Ой, я не хотела вас загружать своими проблемами… Не сочтите меня богачкой, которая может позволить себе находиться тут без дела целыми днями. Меня ведь уволили с прошлой работы, так как я не появляюсь на ней. Но не переживайте я справлюсь, я уверена, что в скором времени он вновь появится возле этой лавочки и все станет как прежде.

— Ты ненормальная. Вот как пить дать ненормальная.

— А кто сейчас нормальный?

— Ну я точно нормальный. По крайней мере я не сижу под витринами магазинов.

— Да, но вы одинокий человек. Саркастично высказываетесь все время и почти все свое время проводите в книжной лавке. Особенно учитывая, что сейчас мало кто читает книги. Кино к примеру, куда популярнее книг. Я думаю, что с такими темпами писательский труд попросту исчезнет.

— Что ты такое говоришь девочка? Люди просто отвлеклись ненадолго, но едва они вновь вкусят запретный плод… Люди еще начнут читать я уверен. Может и не все, но я уверен что писательский труд не умрет. Ты ведь читала его мини истории? И что же? Смогла бы ты заменить его мини историю, каким-нибудь фильмом?

— Так все же это он. Но отвечая на ваш вопрос… Думаю эту историю я бы не смогла заменить чем-то иным.

— Ах, дьявол. Так и знал, что запутаюсь. Знаешь, как тяжело не говорить он или она, то и дело прорывается. Так что скажешь? Я найму тебя, а ты и дальше сможешь выуживать из меня понемногу информации. Обещаю, платить тебе исправно и честно. Ведь если быть совсем откровенным, то без твоего чтения в слух, ко мне перестали заходить люди.

— У меня не так много выбора сейчас в принципе, так что я с удовольствием принимаю ваше предложение.

— Ну и отлично. Я думаю к завтрашнему утру у меня будет новая история. Ведь тот автор, о котором ты так жаждешь знать — очень странный. Все истории, он приносит мне ночью. Сверток всегда имеет сопроводительное письмо в конверте ручной работы. Но больше всего меня удивляет сургучная печать. В наше время сейчас редко встретишь такой способ запечатывать письма.

— Правда? Как интересно, а почему он приходит к вам именно по ночам?

— Девочка, я тебе что справочное бюро? Сказано тебе приходит ночью и на том достаточно. Я ведь пытаюсь сохранить некоторую тайну, так что давай-давай, тебе уже пора домой. Да и мне есть чем заняться.

— Чем же это? Брюзжать? Все, ухожу-ухожу. Но, только еще раз спасибо вам за работу, я завтра постараюсь на славу.

— До завтра.

Хозяин лавки пошел закрывать двери и не оборачиваясь помахал рукой. Этот жест был крайне дружелюбным, даже можно сказать, очень душевным. Несмотря на все его протесты и брюзжания, он все же был довольно добродушным человеком. И для Маришки это оказалось, как нельзя кстати. Ее жизнь в самом деле стала гораздо более сложной, с момента как она стала торчать без дела у витрины. Неизвестно сколько бы она еще так смогла. Однако покинуть свой «пост», так же было для нее попросту невозможным. И вот возник черный занавес ночи, который сокрыл несколько важных тайн от вас мои дорогие. Прекрасное полотно звездной ночи, притягательно и маняще. И хотя оно так же безмолвно, как и десять тысяч лет назад – менее привлекательным оно не кажется. Зачем я рассказываю вам о нем? Чтобы вам было на что взглянуть, во время ожидания наступления нового утра. Совсем как в спектакле закрывается занавес, чтобы сменить декорации.

И все же я могу лишь пытаться прикоснуться к вашему сознанию, чтобы впустить некоторые краски с помощью вашего воображения. И кажется, что в наше время, это не самый качественный подход, но все же… Все же я по-прежнему считаю, что нет ничего более могущественного чем человеческая фантазия. Ничто не в силах ограничить разум человека, кроме него самого. Но вот ночной покров сменяется утренним рассветом солнца. Когда Маришка вновь пришла к двери книжной лавки, то в нетерпении ожидала новой истории. Хозяин лавки явно был доволен сегодняшним днем, так как встретил ее насвистывая какую-то мелодию.

— Доброе утро. Вы знаете, я сегодня поняла одну очень постыдную ситуацию. За все время что я вас знаю, мне так и не довелось спросить ваше имя. Я почему-то автоматически присвоила вам Хозяин лавки и даже неловко теперь спрашивать вас…

— Да? А я как-то и не задумывался даже об этом. Мне кажется я с тобой тут уже несколько лет вожусь. Но все равно с дедукцией конечно у тебя серьезные проблемы, надо будет тебе детективов дать почитать. Вывеска «Книжная лавка Петерса» тебе ничего не говорит.

— О, боже… Такой провал… В самом деле не пришло даже в голову. Так вас зовут Петерс?

— Конечно моя лавка, моё имя. Но это сейчас не так важно, ведь у меня есть новая история! И мне кажется это будет новый хит. Ну разумеется если ты продолжишь читать вслух.

— Прочту и прочту с великим удовольствием!

Маришка в самом деле очень хотела прочесть новую историю и поэтому, не раздумывая долго уселась поудобнее на свое новое рабочее место. Первые строчки захватили все ее внимание и она начала читать вслух. История словно бы обретала свою жизнь и обволакивала ее словно бы она была укутана в мягчайшую фланель. Все посторонние слова, звуки и мысли словно бы улетучились, а история оживала прямо на глазах. В этот раз история говорила о песчаном береге и загадочной ситуации, в которой оказались двое. И хотя таинственный остров, о котором шло повествование, казался очевидно не реальным… Сама история словно бы говорила об обратном. Будто кто-то был вместе с двумя героями истории. Словно бы сам рассказчик не может вас обманывать. Будто один из главных героев пережил все это на самом деле и поделился самым сокровенным в его жизни.

Интерес Маришки не угасал до самой последней строчки в этой истории. И все равно, ей показалось что она что-то упустила. Нечто сокрытое от глаз большинства людей. Словно бы в этой истории было что-то большее. И с каждым новым прочтением, она находила что-то новое для себя. Хотя казалось, что история очень простая. Что в ней нет ничего сокрытого, но Маришка словно бы своими глазами видела нечто личное. Нечто сокровенное, что дано понять далеко не каждому. На этот раз она так увлеклась историей, что не заметила как прошел весь день. Ее привел в чувства Петерс, с серьезным беспокойством на его лице.

— Маришка, с тобой точно все в порядке?

— Да, вроде бы все хорошо, а в чем дело?

— Ну тебя к черту, ты как будто в транс погрузилась. И не слышала вообще, что я говорю. Пришлось тебя растормошить, чтобы ты заметила меня.

— Ой, правда? Наверное сильно увлеклась чтением, со мной правда все хорошо. Но эта история, она же просто потрясающая!

— О, да! Еще какая потрясающая. Мою лавку едва не разгромили за весь день, в поисках экземплярчиков для себя. А это значит, что наш с тобой тандем отлично работает. Ты словно бы околдовываешь своим чтением вслух и у меня хотят раскупить все что только под руку им подвернется.

— Да нет же, я говорю про саму историю. Она потрясающая. Я не могу ее сравнивать с первой, каждая из них по-своему особенная. Но я никогда прежде не прикасалась к чему-то столь насыщенному. Словно бы в каждый из них вложена вся душа автора без остатка.

— Ах, вот ты о чем. В самом деле в этих историях вложено многое. Но я не думал, что ты это заметишь. Хотя, кто же еще если не ты. Но признаюсь тебе честно, это не первая моя попытка продать его истории.

— Ага, так все же это он!

— Да к черту, ладно это он. Но не проси описать его, я видел только лишь его силуэт. Никогда не видел лица или то, как он одет. Он даже никогда не говорил со мной, если ты хочешь знать. И знаешь, как это раздражает?

— Хотела бы я его увидеть однажды. Но ничего, я думаю со временем, узнаю все что меня интересует. Вы слишком эмоциональны и забываетесь, когда увлеченно рассказываете что-то.

— Ай, ладно. Я с самого начала понимал, что его мини истории просто невозможно продавать. Они словно бы написаны совершенно не ради денег. Он как будто какое-то шифрованное послание передавал гипнозом, что эти истории нельзя покупать. И если многие мини истории и книги покупали, просто ради красивой обложки, то у этого всегда есть требование к белой обложке без каких-либо украшений и с названием посередине нее. Ну вот кто спрашивается будет такое покупать? Людям же надо все красиво преподнести… Ай, черт с ним. Главное сейчас с тобой все переменилось и у меня скупают все подряд.

— Какой интересный выбор. Я конечно соглашусь, на белом фоне надпись наверняка не будет хорошо продаваться. Но если на секунду отбросить всю важность продажи его историй, это же потрясающий ход. Так ведь он сможет показать, что важен не внешний вид, а его содержание.

— Да ты философ каких еще поискать Маришка. Ох, черт возьми. Ты же тут проторчала весь день без еды. Идем со мной, я тебе хоть чая с бутербродами сделаю.

— Ну, что вы. Я не так уж сильно…

— Ага, урчащему своему животу расскажи. Все нужно контролировать самому. Придется теперь следить еще и за тем, чтобы ты вовремя ела. Еще голодных обмороков мне твоих тут не хватало.

Петерс провел ее на второй этаж над своей лавкой. Маришка даже не задумывалась особенно, над тем где живет Петерс, так что немного удивилась. Он провел ее на кухню и усадил в небольшое, но весьма уютное кресло. Ее удивляла атмосфера уюта и умиляла небольшая суетливость хозяина книжной лавки. Приглядевшись немного, она заметила насколько мало лишних движений совершал Петерс. Более того, ставя чайник он попутно достал чашки, едва он поставил их рядом, оказался заварник. Каждая мелочь, каждое даже незначительное движение было дополнением предыдущего. Но больше всего ее удивила его коллекция чая.

— У тебя есть какие-то предпочтения насчет чая или мне подобрать, что-то на моё усмотрение.

— Ого, тут же целый шкаф.

— Да это еще ничего, я беру только самые любимые. Наверное, не имей я такой страсти к книгам, занимался бы чаем.

— Тогда я доверюсь вашему вкусу.

Когда все было готово, Маришке показалось что она зашла не просто выпить чая. Словно бы она очутилась на какой-то чайной церемонии. Бутерброды который сделал Петерс, казались самым вкусным из того что ей доводилось есть. Потому что голод которой она сразу не ощущала, мгновенно перешел в стадию желания съесть все что подвернется под руку. Но разумеется еда была не так важна, ведь чай, который был у Маришки в чашке вызывал гастрономический восторг.

— О боже, я в жизни не пила ничего вкуснее? Это вообще чай?

— Рад что смог удивить тебя. Мои наборы чая это как коллекционные бутылки алкоголя. Очень редкие, как правило, всегда дорогие и некоторые ручной работы. Хотя большую часть видов чая я все же покупаю, некоторые сборы я делаю сам лично. Однако моя жизнь крайне редко позволяет выбраться за пределы города, чтобы собрать той же мяты.

— Как интересно, никогда не покидала город если честно. Я видимо городской житель до мозга костей. Хотя и страсть к путешествиям никогда не покидала меня, это все же страсть путешествий по городам.

— А мне вот наоборот ближе безлюдные и дикие места.

— Я и не сомневалась, вы же старый брюзга.

— Очень смешно. Но с другой стороны, мне хотя бы можно за тебя уже не переживать.

— На самом деле большое вам спасибо. Я в самом деле довольно сильно увлеклась и потерялась во времени. Но больше всего признаюсь меня удивило, что вы живете над своей книжной лавкой.

— Да тут мне жаловаться точно грешно. На первом этаже я продаю книги и все что с ними связано. Половина второго этажа это моя мастерская с печатным станком, на котором я работаю. А остальная половина мой дом, в котором я живу. В последнее время я редко покидаю это место. У меня тут есть почти все что мне нужно для счастья.

— Счастье. В самом деле для каждого человека, это самый важный аспект в жизни. Ведь если человек не счастлив, то не важно, чего он добился и достиг – для него все будет не важно.

— Ух ты, не ожидал от тебя настолько взрослых речей. Не пойми меня неправильно, но молодежь на мой взгляд редко отличается глубокомыслием. Может еще чашечку? Давай на этот раз я заварю тебе роскошный китайский чай. Он как раз подойдет для философских мыслей и глубоких размышлений. Зеленый чай, в котором сокрыто множество оттеночных вкусовых ощущений. Но прочувствовать их может далеко не каждый.

— Уговорили, я готова пить такие вкусные чаи пока не лопну. А что же до мыслей, то вы правы. Я редко встречала людей, с которыми могла бы поделиться своими мыслями. Только лишь он, тот ради кого я прихожу к вашей лавке каждый день. Но знаете, если честно вы зря говорите про молодежь. Я вот за всю свою жизнь тоже не встречала толковых людей вашего возраста. Они все какие-то странные, я бы даже сказала немного со старческой придурью.

— А возможно ты и права. Если так призадуматься, то у меня ведь толком и друзей нет. Если быть совсем честным, за последние 10 лет, ты первый человек, которого я позвал к себе в дом.

— Тогда мне действительно очень повезло. Ой, я совсем забылась, уже время очень позднее, а мне еще добираться домой. Я, наверное, уже пойду.

— И в самом деле. Время прошло незаметно за приятной беседой. Слушай, я не знаю как ты отреагируешь, сразу скажу — я не маньяк и ничего такого не удумал. Чего тебе ночью по улицам шататься почем зря? У меня есть отдельная комната, в ней уже давно никто не живет. Если хочешь, оставайся в ней, она на ключ запирается. Просто одну я тебя отпустить по темным улицам не могу, а мне еще новую историю надо напечатать. Я уже не так молод, чтобы не спать всю ночь, а после стоять у прилавка.

— Ой, мне как-то неловко даже. Я и так вам доставила уже уйму проблем, но идти домой в самом деле довольно далековато.

— Мне ты проблем точно не доставишь, я все равно буду работать.

— Ну вам только останется мне доверить свой кошелек и тогда я точно, вам на шею сяду. Но если без шуток, то я с удовольствием приму ваше предложение остаться.

— Тогда пойдем я тебе покажу эту комнату.

Петерс провел Маришку к двери, на всякий случай подергал ручку и убедился что она заперта. А после пошел к своему крайне мизерному рабочему кабинету. В каком-то смысле вся комната и была столом с небольшим креслом возле него. Покопошившись в одном из ящиков он показал на свет ключ на коротенькой веревочке. Отперев дверь, Маришка увидела кровать небольшой гримерный столик, после чего она, улыбнувшись, взяла ключ из рук Петерса.

— Если тебе что-то понадобится, я буду вон в том помещении у печатного станка. Работать я буду до поздней ночи, но если за это время ничего не понадобится. То потом просто чувствуй себя как дома, так как я сплю крепко и даже если у тебя получится меня разбудить, то я буду практически бесполезен. Легко засыпаю, но просыпаюсь с превеликим трудом.

— Поняла, но я думаю мне ничего не потребуется. Еще раз спасибо что разрешили остаться.

— Никаких проблем.

Маришка отправилась в комнату, любезно предоставленную Петерсом, а тот как и говорил начал работать за своим печатным станком изготавливая нужное количество копий. Петерс так увлекся своей работой, что практически в миг потерял счет времени. Ему оставалось сделать еще несколько копий, как вдруг началось небольшое землетрясение. В коридоре разбилась упавшая ваза, а рядом с ним упала рамка с одной из старых фотографий. А затем он услышал визг Маришки. Бросив почти доделанную копию, он выскочил в коридор. И понял что ее так напугало. В углу комнаты было черное пятно, в котором явственно проступал человеческий силуэт, но не было понятно кто перед ними. Петерс нажал на еще один выключатель, чтобы в комнате стало больше света. Однако это не помогло просветить лицо незваного гостя. Прежде чем Петерс успел схватиться за что-нибудь и героически броситься в последний бой. Черный силуэт протянул руку в их сторону, а затем на его ладони в миг оказалась стопка сшитых листов. До Петерса дошло, что перед ним стоит тот самый автор историй, что читала Маришка. Черный силуэт сделал небольшой шаг вперед и словно бы прорвал пелену мрака, обрел вполне приличный вид молодого человека.

— Ты?

Выкликнули Петерс и Маришка в один голос. Затем переглянулись непонимающе друг на друга. А таинственный гость, подошел к ним и заговорил.

— Доброго вам вечера, позвольте мне все вам рассказать. Ведь моя последняя по всей видимости история что я держу в своих руках начинается прямо сейчас. Я стану для вас ее рассказчиком и одним из персонажей одновременно.

— Но это же ты? Я ждала тебя так долго, но… Но почему я не могу вспомнить…

— Ты не можешь вспомнить мое имя, так как ты его еще не можешь знать. Маришка, Петерс. Не бегите вперед паровоза, выслушайте меня и вы все поймете. Я не знаю сколько у меня остается времени, чтобы рассказать вам всю историю от начала и до конца. Ведь не всегда Маришка стояла у вашей лавки Петерс. Она знает, что ждала меня. Знает что я любовь всей ее жизни и при этом сейчас даже имени моего не сможет сказать. Однако дело не в ее памяти, а в том что я выцепил самого важного в моем понимании. Хотя, пожалуй, самое важное на данный момент, рассказать вам о том, кто я такой. И почему история, что я принес самая важная в моей жизни. Умоляю, дослушайте меня до конца.

И вот я начал свой рассказ. Да я выступал перед вами в роли рассказчика и вел вас по истории Петерса и Маришки. Но сейчас я должен вам сказать самое главное. Я умираю. Не в фигуральном смысле, помню только как еду по шоссе с издательства моего дорогого редактора Петерса. Для меня он был не просто друг или редактор моих книг и мини историй. Он мне был как отец, которого я никогда не знал в своей жизни. Ведь я никогда не знал своих родителей, так как они отказались от меня практически сразу же после моего рождения. На мне не было никаких изъянов или уродств, но видимо я им был не нужен. По этому когда я выезжал на зеленый свет светофора и в мою машину влетел огромный грузовик смяв ее как консервную банку. Моя жизнь проскочила перед глазами в один миг. Но она была столь коротка, что мой мозг хотел заполнить жуткую пустоту и холод одиночества, начав создавать в моей голове небольшой, но уютный мир, где были самые близкие мне люди.

Маришка приходила к книжной лавке Петерса не просто так. Наша первая встреча произошла именно в ней. Там мы познакомились и с нее началась история нашей любви. По всей видимости ресурсы моего мозга были крайне ограничены, так что меня хватило лишь на создание книжной лавки, да пристройки на ее верху. Маришка помнила те ощущения, хоть и под призмой моего восприятия и все же не могла вспомнить меня, так как вложить это в нее для меня не представлялось возможным. Петерс и Маришка, пожалуй, два самых близких мне человека, которые повстречались в моей жизни. Я наблюдал за ними и наслаждался каждым мгновением, словом или жестом, которое смогло возродить моё сознание. Я не смогу попрощаться с ними в реальной жизни, ведь я чувствую, что меня не удастся уже спасти. Поэтому я так хотел и так старался насладиться последними мгновениями, не отвлекаясь ни на что иное.

Лишь в самый последний момент, я смог оказаться рядом с ними, чтобы вблизи рассмотреть их в свой самый последний раз. Я видел как им приходит осознание моих мыслей. Ведь я не читал свою последнюю мини историю. Моё сознание и было этой мини историей. Вот по лицам Маришки и Петерса потекли крупные слезы. Они обняли меня, так тепло по-семейному, что на мгновение даже показалось, что все не так уж плохо. Но тьма сгущалась над нами, постепенно скрывая в своих недрах дальние комнаты, картины и столики. Последний удар… Последний скачек темноты, что окутал нас всех… Удар… Тьма…

«Говорящий с духами»

Иллюстрация к записи диалоги сумасшедшего

Пост опубликован: 13 июня, 2019. Автор: IncubusWithLove
Рубрики: Диалоги сумасшедшего
Метка: , , , , ,

Духи что обитали в этих местах всегда оберегали наше племя, по моей воле. Мир вокруг был отвратителен самой природе и ее детям, что безумно спешили свести счеты с жизнью. Но мы жили в мире и гармонии, ведь ни одно живое существо не могло найти нас. Духи подшучивали над редкими путниками и крутили их вокруг, не давая попасть в наши земли. В особенно редких случаях сама природа, становилась на нашу защиту уничтожая особенно наглых охотников и повелителей грозных металлических повозок. Но на все находился ответ у могучих духов ветра, земли и грозовых молний. Я намеренно не говорю о духах огня, так как они слишком своенравны и редко подчиняются кому-либо.

Моё племя жило в единении с природой и не знало о существовании других земель. Я же видел множество образов сквозь «туманы», но мне не хотелось рассказывать о них остальным. Каждое моё «путешествие духа», оканчивалось обретением новых знаний. Знаний, которые были сокрыты от глаз даже моих соплеменников, хотя их разум не был замутнен ложными истинами. Я, как всегда, шел сквозь густой «туман», который поднимался от моего рта, окутывающий мой разум и дающий мне возможность высвободиться из тела. В этот раз я местами слышал звуки бурлящей воды, тягучие и медленные, словно бы это была и не вода вовсе. Затем я услышал «общий гул», тех кто обитал в мире духов, с редкими звуками тех, кто высвободился так же, как и я. Шаманов вроде меня было немного и временами мы общались в мире духов. Хотя в последнее время «хор» наших разумов становился все тише.

В этом не было ничего странного, ведь шаманы появлялись в этом мире не так уж часто. Вполне могли настать времена, когда наши голоса навсегда исчезнут. Тогда все наши жители были обречены. Ведь духи, которым они поклонялись не смогут их защитить без шаманов проводников. И все же я не верил в столь мрачное будущее. Наши селения существовали с незапамятных времен. Баланс сил никогда не перевешивал одну или другую сторону. Как только один шаман покидал свое племя, в скором времени обретал силу новый житель. Даже несмотря на то, что я был одним из самых сильных шаманов и духи благоволили мне. На этот вопрос они не могли мне дать ответа. Не все так однозначно, духи говорят образами, эмоциями и стихиями. Я не распознал в них гнева или не желания говорить. Они сами не знали, что наделяет нас силой и почему один шаман, всегда сменял другого.

Наконец-то моё астральное тело приняло стабильную форму. И я смог обратиться к самым могущественным духам, которые говорили со мной. Какой-то недуг постепенно начал проявляться на листьях некоторых деревьях, на границе барьера. Что за болезнь постигла наши земли и главное почему? Я издавал протяжный медленный и гулкий звук, дополняя их мысленными образами. В своем послании я передавал эмоциональное беспокойство и образы увиденного мной. Мои образы вперемешку со звуками закручивались спиралью и двигались все выше, словно бы в виде нитевидных сгустков энергии.

Когда моё послание достигло самого верхнего слоя. Духи, услышавшие меня, дали мне ответ. Это было что-то хаотичное, безудержное и до жути страшное. Я не ощущал ничего подобного прежде. Ничто так не пугало прежде духов, как это нечто мрачное и болезненное. Невероятная боль, страдания и гнев – раздирали моё тело на части. Надвигалось, что-то мрачное и могущественное. Настолько сильное и могущественное, что «общий гул» едва не замолкал. А затем, меня стало словно вышвыривать назад в тело. Слой за слоем я летел в низ и не мог понять, что произошло. Я знал лишь одно, что-то ужасное совсем скоро отразится на всем, что мы называли домом. Падая назад в свое тело, я ощущал лишь беспокойство духов вокруг. Они боялись?

Я окончательно пробудился, резко вдохнув воздух. После возвращения, моё тело еще было очень слабым, так что у меня хватило сил лишь на то, чтобы выйти наружу из моего шатра. На удивление я не обнаружил ничего ужасного вокруг. Ко мне подошли перепуганные моим видом соплеменники. Они спрашивали: «Все ли в порядке?». А я боялся им говорить, что видел нечто ужасное. И что этот ужас наверняка настигнет нас всех. Осматриваясь по сторонам я через какое-то время приметил огненные полосы, которые пересекались и направлялись в разные стороны. Все заметили к чему устремился мой взор, но не могли еще понять, как расценивать данное явление. В то время как я наконец осознал… В этот момент мне больше не требовалось покидать свое тело, чтобы ощутить…

Боль… Словно бы что-то разрывает на части… И в то же время каждый клочок полыхает неистовым пламенем… После наступала бескрайняя пустота. Беззвучная, бесстрастная и лишенная всякой жизни. Мир окутала беспросветная тьма… Тьма, которая стала вечной…

Новая эра.

Иллюстрация к записи диалоги сумасшедшего

Пост опубликован: 29 марта, 2019. Автор: IncubusWithLove
Рубрики: Диалоги сумасшедшего
Метка: , , , , ,

Измотанный воин, практически полностью покрытый уже подсохшей кровью, чтобы избежать падения воткнул свой меч в землю и оперся на него. У него больше не было сил идти и даже стоять, все что он мог это опереться на свой меч, да так и застыть. Если он упадет его доспехи больше не позволит ему встать. Кроме того едва он коснется земли, то его сознание, что держится на одной его лишь воле — вмиг померкнет.

Но его не страшило упасть и кануть в безвестность. Больше всего он боялся, что пропустит тот момент, когда настанет обещанная ему новая эра. То ради чего он сражался вот уже более месяца — должно было ознаменоваться на все поле боя. Едва будет поднято знамя его клана — это будет означать, что новая эра настала и весь мир претерпит необратимые изменения. А значит все что он сотворил будет не напрасно. Все смерти врагов, все смерти друзей — все это было не зря если…

В этот же момент в закате практически красного солнца он увидел, как было поднято знамя. Он улыбнулся улыбкой человека, который испытал истинное наслаждение и спокойствие. Но затратив на это казалось бы простое действие, последние остатки своих сил — он рухнул во мрак. Густая непроглядная чернота, которая заполняла все и в которой не было ничего. В этом мраке не было ни чувств, ни звуков и даже мысли не могли пробиться сквозь нее. По этой причине, было невозможно понять сколько прошло времени. Это могло быть одно мгновение и бесконечно долгие тысячелетия.

Однако в конечном счете, наш воин открыл глаза. Где он находится? Лицо ласкала вечерняя прохлада. Он понял что лежит на спине. Ветер едва способен сдвинуть с земли один лишь листок, в то время как кроны хвойных деревьев колыхались словно колосок в ураган. Этот вид показался ему таким простым и таким знакомым. Что всего в одно лишь мгновение, эйфория что держала его в тот день улетучилось окончательно.

Он был абсолютно нагим. Так что спустя мгновение он ощутил невероятно дикий пробирающий до костей холод. Тот же самый ветер, что буквально пару минут назад гладил его лицо — оставлял сотни и тысячи микро царапин. Которые не могли убить, но доставляли ужасно неприятные ощущения. Воин встал и все его тело тут же отозвалось жуткой болью. Он огляделся по сторонам и понял, что лежал в огромной могиле, куда сбросили все тела не удосужившись даже закопать.

Но почему? Почему?

Я ведь боролся за наступление новой эры. Ведь все должно было быть теперь по другому. Мертвым должны были быть оказаны все почести. Доспех, должен был остаться при воине, ведь мародеров не должно быть в новой эре. Как же?

Но реальность чертовски упрямая сущность. С ней невозможно спорить и приводить аргументы. Ведь в конечном счете, она всегда оставляет за собой право перечеркнуть все ваши мечты и надежды. Так стало и с воином, который надеялся, что новая эра изменит этот мир в самом деле. Однако все они разбились о реальность.

Однако его желание наступления новой эры было настолько сильным. Что он совершил нечто невозможное. А может быть ему так просто казалось, ведь пока он находился один — никто не смог бы опровергнуть, то что он видел своими глазами. И тогда он открыл для себя истину. Для изменения реальности не требуется война, не требуются последователи. Достаточно лишь верить в то, что ты видишь сам. И видеть то, во что веришь.

И вот он увидел идеальный мир. Единственно возможный мир, в котором может быть испытывать наслаждение каждый. Он больше не испытывал холода, голода или боли, он испытывал лишь наслаждение. Сколько он так шел узнать невозможно. Может быть день, а может быть и годы. И каждый его взгляд запечатлевал идеальность мира. Ни одного изъяна. А затем ему по пути попался изящный и прекрасный цветок. Он присмотрелся внимательнее и увидел красную розу. Это был его любимый цветок. Аромат от нее был такой, что не требовалось даже подходить к нему, чтобы услышать эти дивные нотки нежности.

И все же он подошел, потому что ему так хотелось провести пальцем по одному из лепестков. Но едва он коснулся этой розы, как она начала чернеть и загибаться. Этот мир начинал блекнуть, яркие цвета тускнеть. Он в ужасе смотрел и не мог понять, что произошло? Почему? Почему одно лишь его касание… И именно в этот миг он все осознал. Он взглянул на место, где росла эта роза. Вместо нее, теперь был меч. Тот самый меч, которым он сразил уже множество людей. Он ухватился за рукоятку и этот жуткий процесс умирания этого мира остановился. Замер словно бы этот меч, мог заморозить время.

Не многим было суждено понять истину, сокрытую в этой истории. И все же воин понял ее. Теперь он осознал абсолютно все и сделал единственно верный выбор. Новая эра настала благодаря ему. Но только не вздумайте спрашивать меня, как именно!